Личный кабинет
Войти
Регистрация
Регистрация
Зачем вам это?

Делиться с другими своими впечателениями об отдыхе;

Общаться и заводить друзей среди туристов;

Обрести популярность в нашем сообществе.

Регистрация с помощью:
или
Зарегистрироваться
Регистрация турфирмы на нашем сайте позволит вам:

Отвечать на отзывы клиентов и быть более заметным среди целевой аудитории;

Повысить позиции вашей турфимы в поисковых системах;

Внести фирму в базу сайта и получать звонки;

Регистрация в качестве официального представителя отеля позволит вам:

Увеличить количество прямых бронирований вашего отеля;

Иметь надежную обратную связь со своими клиентами;

Отвечать на отзывы от имени администрации отеля.

Забыли пароль?
Укажите свою почту и мы вышлем вам новый :)
Отправить
Москва. Россия
6 отзывов
Отзыв написан: 7 октября 2007 г.
Москва. Россия

Москва, февраль-апрель 2006 г.

Предупрежу сразу - это повествование не содержит какой-либо значимой практической информации о Манаусе, оно лишь поможет Вам понять, что Вас там ждет, ежели Вы туда когда-нибудь доберетесь в качестве туристов. А вот если Вы хотите испытать себя, как это делают многие лихие парни, и устроить себе "дикое" путешествие по Амазонке в стиле Андрея Макаревича и Александра Розенбаума, то все нижеследующее - тем более не для Вас. А может - и наоборот - Вы, закаленные постоянными наводнениями, обгорелые и обветренные, покусанные и прокушенные, с удовольствием посмеетесь над скромными приключениями туриста-неэкстремала на самой большой реке в мире.

Итак, начну... Вот та основная вводная информация, которой я обладал на момент прибытия в столицу штата Амазонас в Бразилии. Манаус - довольно старый город, построен на месте слияния рек - Амазонки и Риу-Негру, называемым "встреча вод", "свадьба рек" и прочими привлекательнотуристическими эпитетами. Сам город довольно обычен, за исключением одного из самых крупных и красивых в мире театров "Амазонас" и Эйфелевого рынка - остатков роскоши времен каучуковой лихорадки. Туристов обычно расселяют не в самом городе, а в джунглях по его периметру - типа экзотика. С горячей водой, шведским столом, бассейном и прочими благами, без которых немецких пенсионеров из дома не вытащишь. Так что я довольно живо себе представлял все эти расписываемые мне в рекламе "экзотические бунгало", "рестораны в стиле индейских построек" и "удивительные экскурсии в самый загадочный уголок планеты". Но то, с чем я столкнулся, оказалось еще более прозаичнее.День первый. Здравствуй, Амазония!

После пяти часов перелета из Рио-де-Жанейро наш самолет оказался над Амазонкой.

"Какая широченная, желтая и петляющая река!" - подумал я, глядя на нее в иллюминатор. Но, сверившись с картой, я понял, что это была далеко не Амазонка, а один из ее обычных притоков. "Какая же должна быть Амазонка!?!"

Самолет начал снижаться и под его крылом уже пело зеленое море джунглей.

"Ну где же она!" И в этот момент джунгли оборвались. Желтое море, уходящее за горизонт - это была Она. Да, огромина! А вон-вон - большой корабль. Но - какой маленький на ее фоне...

Сели. Нас встретили. Посадили в микроавтобус. Повезли в отель "в джунглях". Накрапывал легкий тропический дождик (в Москве его бы назвали ливнем). Все вокруг тускло и серо. Джунгли вдоль дороги выкорчевывают, обнажая песок под ними. "Амазония - это пустыня, покрытая лесом" - вспомнил я цитату одного ученного. Стало совсем кисло. Вдобавок мы въехали в ржавые ворота с скучнолицым охранником. "Ну хоть от города недалеко - можно в Манаус самому смотаться." Но микроавтобус вырулил... на пристань. Там уже ждала большая зеленая лодка с самодельно приколоченной крышей-навесом. "Ух ты! Такой трансфер в отель мне нравится!".

Пересев в лодку, покинули большую землю, как потом оказалось, надолго. Плывем, пардон, идем. Река, как река, совсем не Амазонка - что я в Подмосковье таких пейзажей не видел? Подумаешь - джунгли! На одиноком дереве мокнут два стервятника. Уныние возвращается. Ладно, хоть затопленные деревья пофотографирую...

Скорость движения лодки - 13 км/ч, время в пути - 40 минут. Очередной поворот - и мы в небольшом заливе. Пристань, дальше флагштоки с промокшими флагами разных стран-государств, российского нет. Грустнее не становится - все это напоминает пионерлагерь, только бы на зарядку и построение не будили! От детских воспоминаний настроение поднимается, да и дождь заканчивается (резкое начало и конец дождей - их визитная карточка в тропиках). Айда на рецепшн!

А там "дорогих гостей" встречают соком бразильского плода типа апельсина (по одному стакану на каждого гостя) и водой (по одной маленькой бутылочке). Представляют гидов. Моего зовут как-то типа Тигля-Маглу-Пиглу, по-просту - Тигель. Договариваемся встретится через час, чтобы порыбачить на пираний. А - пока - в номера.

Отель - ну точно - пионерский лагерь. Только - в джунглях. Одноэтажные корпуса на восемь человек - двухместные номера, у каждого отдельный вход с улицы. Ресторан "в стиле индейских построек" - огромное бунгало-шалаш с крышей из пальмовых листьев, несколько беседок, в одной из них сидит... попугай ара. Красный. Большой. Томный. Смотрит с высока на всех. Он-то коренной житель, а все развлекаться приехали...

Вхожу в свой номер. Запах... как в купейном вагоне - пахнет сырым насквозь постельным бельем. На окнах - металлическая сетка от москитов. Шкафа нет. Из воды - только холодная. точнее - комнатной температуры. +32 градуса по Цельсию. Ладно, и не в таких условиях жили, только вот где кроссовки просушить? Негде.

В номере делать совершенно нечего, иду осматривать свои "владения". У порога растет ананас. Дорожки между корпусами прорублены в самых настоящих джунглях. Крик, шум и гам вокруг такой - уши закладывает. По тропинке, уходящей от соседнего корпуса в Неведомое убегает испуганная большая сине-зеленая игуана. Под ногами шныряют еще какие-то рептилии. А уж мошкары - той вообще не счесть. Надо что-нибудь от этого гнуса купить...

Так, а что это у нас тут, за поворотом? Ага - красный уголок. Шатающийся бильярдный стол, кресла-качалки, гамаки и... два разъяренных попугая ара. Желто-голубой и красный. Желто-голубой одноглазый. Шипят. Крыльями по полу бьют. "Уходи, говорят, с нашей территории, чужеземец". Я ухожу. На рецепшн за спреем от москитов.

- Сколько стоит?
- 15 реалов.
- Хм... (почти 200 рублей). Ладно, вот деньги.
- Денег не надо - вот Вам чек, распишитесь - оплата при выезде за все услуги сразу.
- Ага (старый прием - человек, не делающий наличных расчетов, а лишь подписывающий квитанции, легче расстается с деньгами).

На рецепшине - толпа народу. Прибыло сразу человек сорок отдыхающих. Им тоже - хлеб-соль, точнее сок-вода. Воды осталось много, беру одну из бутылок, ибо предназначенную мне я не взял по прибытии. Подлетает служащий.

- Вода только для вновьприбывших - комплимент отеля. Вы когда приехали?
- Сейчас.

Не удовлетворенный моим ответом служащий убегает на рецепнш, где узнает, что я прибыл не "сейчас", а получасом ранее. Отбирает у меня бутылку. Я ее опять беру, как только он убегает еще по каким-то не менее важным делам.

Обнаруживаю "Книгу отзывов". Интересно, были ли здесь мои соотечественники? Были. Читаю отзывы.

"Нас здесь держат за абсолютных лохов..."

"Не платите ни за что дополнительно - все включено..."

"Самые приветливые здесь - попугаи..."

"За что я платил столько денег?.."

Ну, я немого расстраиваюсь-напрягаюсь, хотя понимаю, что люди, очевидно, рассчитывали на настоящее сафари в джунглях, а им "отдых выходного дня" впаривают. Но я-то к этому готов - мне главное увидеть все, что хочется, а на антураж и запудривание мозгов аборигенами мне наплевать...

"Удивительная природа, какая красота, особая благодарность моему гиду Антонио" - вот это по-нашему, этот отзыв мне нравится. А что до новых русских, прибывших сюда порыбычить на пираний да пива попить, чтобы потом об этом где-нибудь с пафосом в Сибири или в столице друзьям рассказывать, то их отзывы - это их мнение. Хотя, насчет попугаев - они кажется правы. Все эти служащие в салатовых футболках с надписью "Гид" похожи на загулявших пионервожатых. А, вот как раз и мой. Ведет к лодке. Со мной - еще несколько человек - наша "звездочка". Рассаживаемся. Вперед рвется пожилая немецкая пара, за ними две американки и молодая пара англичан. Я не рвусь - мой расчет прост - кто войдет на лодку последним, будет сидеть на ее носу, обозревая всю окрестность. Так и происходит. Остальные понимают мою военную хитрость и недоумевают, почему они сами не догадались сесть не под тентом-крышей, а на свежем воздухе. Да - вот такой я сообразительный. Буду у вас старостой.

Идем по реке Риу-Тарума - одному из притоков огромной Риу-Негру. Идем в соседний залив, 600 метров от нашей базы. Бросаем якорь. Ну вот, а я надеялся подальше, в затопленный лес, к дельфинам и кайманам... Хотя - и здесь вид неплохой. Вода, как обычно поднявшись в сезон дождей на десяток метров, затопила прилегающие леса. Вода, вода, кругом - вода.

Тигель раздает всем по удочке - бамбуковой палке с привязанной к концу леской. Показывает, как надо надевать на крючок кусок мяса. Не очень ловко закидывает удочку. Энергично бьет ее концом по воде (имитация упавшего в реку барахтающегося животного - у пираний, в отличии от других рыб, отличный слух).

- Так мы подманиваем пираний - торжественно, словно заклинание, произносит Тигель.

У всех на лицах неописуемый восторг. Пожилой немец закидывает удочку, бьет по воде, подсекает, и вылавливает крупную длинную рыбу. Он очень удивлен, Тигель удивлен не меньше. Но тут же находится:

- В наших реках очень много рыбы.

Несчастную жертву туриста под одобрительные возгласы тут же выпускают обратно в реку.

"Однако, - думаю я, - так мы действительно и пиранью поймать сможем... Без лицензии..." (На ловлю пираний необходимо приобрести специальную лицензию - иначе Вы - браконьер. Или отпускайте сейчас же пиранью обратно.)

Я тоже забрасываю удочку, бью ее концом по воде. Не клюет. Не клюет ни у кого. Тигель тоже рыбачит. Не клюет. На третий минуте мне надоедает, я пристраиваю удочку, и начинаю фотосессию. Получается плохо - пасмурно, тучи свинцовые, дождь уже накрапывает...

- Амазония - дождевой лес! - гордо провозгласил Тигель и сразу после этих слов на лодку выливается содержимое пары туч. Я смотрю на часы - 16.08. Рыбалка забыта, ждало новое приключение - опусти полиэтиленовую пленку по бортам лодки, если не хочешь промокнуть до нитки. Мы справились. Ливень усиливался, все приуныли, а я получил возможность сделать насколько фотографий из серии "Вода".

- Поплыли в другое место? - поинтересовался Тигель.

Все радостно закивали. Другим местом оказался плавучий бар в километре от гостиницы, на другом берегу Риу-Тарумы. "Пока все коктейли не выпьем, нас отсюда не выпустят" - подумал я. "И Тигель даже не здоровается с барменом - явно завозил с утра сюда еще кого-нибудь охмурять".

Вокруг - все тот же дождь, те же затопленные леса, те же удочки у нас в руках. Поклевок нет. Хотя наш водитель-рулевой вдруг подсек и перед нашими глазами наконец предстала настоящая пиранья. Точнее - ее малек. Меньше ладони величиной.

- Это - белая пиранья. А взрослые они бывают вот такие, - и Тигель сделал характерный для всех рыбаков жест руками.

Я уже и не надеялся увидеть то, о чем он говорил - все равно что осетров в Москва-реке вылавливать. Я созерцал. Все остальные уже минут сорок вяло били удочками по воде и хотели других ощущений.

Здесь я, пожалуй, сделаю первое отступление, дабы усладить Вас не только своими россказнями, но и интересными фактами. В данном случае - про пираний. Пираньи водятся во всех реках бассейна Амазонки, да и в других пресных водах Южной Америки. Это - легендарные рыбы.

Вот, например, Джеймс Кэмерон, режиссер таких фильмов, как "Титаник", "Терминатор", "Правдивая ложь", тоже приложил руку к кровожадному имиджу этих рыб - его второй самостоятельный фильм назывался "Пираньи-2: нерест" (1981 год). Что уж говорить об обычных обывателях - страшные истории об оглоданных до костей животных до сих пор гуляют по миру. А зря... Легенды все это. Попробую развенчать их.

Начнем с того, что пираний этих самых свыше 50 видов - и больше половины из них обычные вегетарианцы. Точнее - фрукторианцы - питаются упавшими в воду плодами тропических растений. А поскольку плоды эти подчас весьма тверды, тут-то и пригождаются острейшие зубы и мощные бульдожьи челюсти.

Есть пираньи-фермеры - они питаются исключительно плавниками "подопечных" рыб. Те у них все равно за пару недель заново отрастают - вот и новая пища.

Но конечно не они всемирно знамениты. Всемирно знамениты их хищные сородичи. Особенно отличается пиранья обыкновенная, или как зовут ее индейцы - "краснобрюхая". Действительно, стаи этих не самых больших, почти круглых, рыб (до полуметра в длину) могут за считанные минуты разорвать любое попавшее в воду животное. Но такая активность направлена только на раненных - лишь кровь и плеск воды возбуждает пираний до предела. А так они охотятся за небольшими рыбешками, составляющими основу их рациона. На людей же они вообще редко нападают - что они, самоубийцы, что ли? Индейцы совсем не боятся купаться в водах, буквально кишащих этими тварями. Даже дети с удовольствием плескаются у них под носом. Правда, кабоклос (так называют людей, живущих на Амазонке - детей настоящих индейцев и белых людей) очень расстраиваются, когда вынимают сети - вместо рыбы в них зачастую болтаются лишь обглоданные пираньями ошметки. Да и сами сети, в том числе прочные капроновые, словно ножницами пострижены. А вот единственная рыба, которая по-настоящему может испугать аборигена - это маленький скользкий беззубый, да еще полуслепой, сомик - кадиру. Уж очень он любит жить в тепле. В тепле тела - вползает, пардон, в задний проход, и людей, и животных. И тут же окапывается - он словно шишка - туда можно затолкнуть, а обратно - только с помощью хирурга...

Ну да ладно, вернемся к пираньям.

Я-то думал, что в Амазонке их днем с огнем не сыщешь - как у нас медведя в лесу, ан нет! Главное ее поймав, сразу взять правильно - как показано на фотографии, чтобы пальцев не лишиться. А индейцы ее вообще в руки берут только после того, как мачете оглушат. Мы не индейцы, лицензии на ловлю пираний у нас тоже нет - приходится отпускать добычу на волю, иначе - штраф за браконьерство.

Не расстраивайтесь - вместо живой рыбы в качестве сувенира из Амазонии Вы можете увезти сушенную и кое-как покрытую лаком пиранью, в таком виде очень напоминающую воблу. Но более интересно приобрести индейскую маску, рот которой непременно обрамляют маленькие челюсти с очень острыми зубами. Зубами, которые и положили начало кровавым легендам.

P.S. Кстати, о зубах - я попробовал в индейской деревне жаренную пиранью своими собственными. Вкусно, только очень много костей...

P.P.S. А вот еще одна легенда - говорят, что пираньи не различают черный цвет. Поэтому и не нападают на рыб с черной чешуей. На всякий случай советую, если Вы будете заниматься дайвингом в Амазонии - наденьте костюм именно черного цвета. А то вдруг - легенды - вовсе не легенды... Вернемся, однако, к основному повествованию. "Пока все коктейли не выпьете..." - вновь подумалось мне. Тигель тоже скучал. Хоть дождь закончился. Мимо проплывали лодки с индейцами, лодки с туристами, лодки с лодками.

Неожиданно наш кормчий опять подсек - и наконец-то мы можем рассмотреть нормальную пиранью. Взяв у "водилы" ее аккуратно в руку, Тигель вещает о том, какие они опасные, но потом говорит, что все это - легенды. Все хотят прикоснуться к этой легенде, хотят ее сфотографировать. Я, как староста, получаю эту возможность первым. Пиранья - как надо. Как в кино. Только вот зубы не такие мощные. А так - смотрите сами.

"Надо же, значит действительно в Амазонке много пираний - всего за полтора часа двух поймали. А я-то думал, что они уже большая редкость."

На пристане-баре мы провели еще час. Рыбалка без рыбы (больше даже рулевой ничего не поймал) нам не нравилась. Однообразный пейзаж уже надоел. Да и ужинать было пора. Поэтому клич Тигля о возвращении в отель было воспринят радостно, но устало. Пожилые немцы клевали носом, американки явно питали более теплые отношение друг к другу, нежели к происходящему вокруг, молодые англичане по-прежнему выпячивали глаза, но уже не так активно. Даже Ваш покорный слуга насытился происходящим и сфотографировал всю округу по несколько раз. Хотелось насытить желудок. И, как не странно, это удалось - шведский стол был роскошен, явно повышая звездочки отелю. После ужина мы отправились в красный уголок навестить попугаев и были успешно ими атакованы.

Темень, джунгли вокруг, летучие мыши, прыгающие лягушки, скрипы, крики, хлюпы - звуки только усилились - ночные животные больше полагаются не на зрение, а на слух. Самое время идти к бассейну. А он... Короче, такого бассейна в отелях я еще не видел - это большая аккуратная запруда на довольно широком ручье в джунглях. Вокруг - тоже джунгли. Что-то свисает прямо к воде. Не, я пойду спать. На влажных простынях. Во влажной комнате. В дождевом амазонском лесу.Отступление второе (пока я сплю). Вода

Вода в Амазонии окружает повсюду - течет под ногами, льется с неба и даже просто висит в воздухе. Да-да - влажность такая, что просушить что-либо невозможно. В гостиничном номере все белье влажное, вся одежда на Вас влажная, а то и мокрая насквозь после очередного тропического дождичка размером с наш российский ливень. Дожди, кстати, идут с завидной пунктуальностью - начинаются где-то часов в 16.00, заканчиваются - около 18.00. Правда, Солнце из-за туч уже почти не показывается. Земля впитывает выпавшую влагу, из земли ее впитывают корни растений и она по стволу доставляется к листьям. Листьям хорошо. Попили на ночь. Утром, с восходом Солнца, вода из листиков начинает испарятся. Все бы ничего, да листиков этих в лесу видимо-невидимо. Прямо на глазах над джунглями поднимается пар. Да и не пар уже это вовсе, а небольшие облачка. К 11.00 облачка растворяются в прогретом воздухе, но мы-то с Вами знаем, что если где-то что-то убудет, то в другом месте - обязательно прибудет. Прибывает - в грозовых облаках, которые с 14.00 начинают закрывать небо. Что случается около 16.00 Вы уже знаете. И так - каждый день, пока сезон дождей не кончится.

Теперь - о реках. Откуда же тогда берется вся та жидкость, что поднимает уровень рек на 10-15 метров? Разгадка - у истоков. В горах. Там летом начинают таять ледники и накопившийся за зиму снег. А его, на влажном экваторе, предостаточно выпадает. И вот ревущие грязные потоки устремляются на равнину Амазонии. Смывают на своем пути все. Даже сам путь - русло рек стремительно меняется - там, где в прошлом году были отмели, теперь клокочущая пучина, а там, где раньше купаться можно было - сейчас в болоте завязнуть немудрено. Мелкие лесные ручейки превращаются в настоящие реки-притоки рек побольше, те - рек еще побольше, а те вливаются уже в саму Амазонку. Ну, и когда все более-менее утихомирится, Амазония становится самым большим в мире утопленником - там, где месяц назад олени и ягуары бродили, теперь рыбки плавают. Только кроны деревьев из воды торчат. Да и про дожди не забывайте... Вода-вода, кругом - вода.

Второе время года в Амазонии - великая сушь. Продолжается, как и сезон дождей, примерно полгода. Все высыхает, с неба - ни капли, реки мелеют. Но я лично пока этого еще не видел.

Конец отступления.День второй. "Встреча вод"

Накануне Тигель предупредил, что если будет много народу на эту экскурсию - придет большой корабль, если нет - опять пойдем на лодке. Я хотел большой корабль, ибо скорость лодки меня не удовлетворяла...

А пока я пошел на завтрак. Все тот же шведский стол, только беднее. Огромная очередь иностранных пенсионеров (а Вы думаете, кто на Амазонку еще ездит?) выстроилась к сеньоре официантке, которая готовила яичницу-омлеты. Я был не против яичницы, но - против очереди, посему довольствовался холодными закусками, вареными топинамбурами, ботатом, бамбуком и чем-то там еще. И ветчиной. Неподалеку попугаи ара довольствовались воровством с тарелок постояльцев, последние впрочем не возражали. Светило солнышко, денек обещал быть радостным.

Выйдя на пристань, я обнаружил "большой корабль". Некий баркас с самодельной второй палубой. Ну точь-в точь, как в кино. Ура! Только бы не развалился по дороге.

Давайте, давайте, коллеги, заходите, все - на верхнюю палубу. Очень много желающих - сотни полторы набралось. Тигель показал зону нашей "звездочки" - в центре палубы, в трех метрах и пяти слоях пионеров из других звездочек от любого борта. Ничего не видно. Я, как староста, принимаю решение сесть на корме и решительно ставлю туда свой пластиковый стул. Активисты из моей звездочки - американки и немцы следуют туда же. Только юные англичане не смеют перечить Тиглю и всю дорогу вертят головами как страусы, надеясь хоть что-нибудь разглядеть среди чужих голов. Они - в большинстве. У борта могут наслаждаться видом лишь десятка два избранных. Ну, а видеть все с кормы - только я и члены моего племени.

Отчаливаем. С надеждой определяю скорость движения - все та же - 13 км/ч. Так мы до "встречи вод" часа три плестись будем. И - плетемся. Жара. Солнце слепит глаза. По берегам - джунгли, но с баркаса они воспринимаются не загадочнее подмосковного леса. Только пальмы иногда напоминают об истинном местонахождении. Плетемся. Скука. Через час с левого борта показывается Манаус. Хлипкие домики на сваях, хлипкие лодки и подобные нашему баркасы у берега. Идем вдоль этой разноцветной мозаики еще час.

Тигель разворачивает карту большую Бразилии, показывает, где мы находимся, где он родился в индейской деревне, где начинается Амазонка, где она заканчивается. Примерно тоже самое делают и гиды других звездочек. Анимация по-амазонски. Полезных сведений - минимум, новых - ноль. Наконец, подходим к центру Манауса. Небоскребы небо не так уж и сильно скребут, в основном - все те же домики на сваях.

- Вон, желтый купол видите? - спрашивает нас Тигель. - Это крыша театра "Амазонас". А вон, на набережной - Эйфелевый рынок.

Смотреть на желтое пятно крыши театра и серое пятно крыши рынка конечно интересно, но интереснее - в другую сторону - на Риу-Негру. Река широкая, но воображение не поражает - наша Волга и пошире в некоторых местах будет. Поражает обилие бензоколонок на воде - а где им еще быть. Лодки, баржи, баркасы, корабли - все заправляются. Полное ощущение шоссе. Только разметки дорожной не хватает...

Что бы мы совсем не заснули, Тигель раскрывает нам еще один секрет. Если Вы хотите увидеть огромную анаконду или удава боа, большого ягуара, стадо тапиров, самого крупного на земле грызуна - капибару, лесных оленей и вообще что-нибудь большое - Вам надо углубиться в джунгли севернее Амазонки. А вот если Вы любитель более мелкой живности (пекари, морских свинок, оцелотов и пр. "масштабных моделей") - Вам южнее. По Амазонке проходит граница, разделяющая фауну этого региона на больших и маленьких. Так уж исторически сложилось, хотя, естественно, бывают и исключения.

Мы же все еще плетемся по Риу-Негру. Еще час. Наконец, берега расступаются - вот оно, место слияния Солимоэс (местное название Амазонки выше этого места по течению) и Риу-Негру. Как там в рекламе, "черные, похожие на шипучую кока-колу воды Риу-Негру, и желтые воды Амазонки сливаются здесь в один поток..." И не смешиваясь текут рядом еще многие километры. Такой природный коктейль - слева черная вода, справа - желтая. Все хватаются за фото- и видеокамеры. Я тоже. За минут пятнадцать на борту нашего корабля возникает такое количество визуальных образов, которое в средние века и за год на всей земле не возникало.

"Желтая вода". "Черная вода". "Желтая и черная вода рядом". "Завитушки желтой и черной воды". "Завитушки крупнее". "Завитушки общее". "Я на фоне всего этого". "Мы на фоне всего этого". "Все мы на фоне всех на фоне всего этого и вон того берега".

Все, снимки сделаны, корабль направляется к правому берегу. По карте - к острову посреди Амазонки.Отступление третье, познавательное. "Встреча вод"

Именно за этим чудом природы в Манаус и приезжают туристы. Я вот - как раз за этим. Думаю, что у Манауса могло бы быть больше серьезных конкурентов по части привлечения зевак - Амазонка-то большая. Амазонка большая, но такая серьезная "встреча вод" ("Encontro das Aguas") на ней единственная. Вот Манаус и побеждает.

Так что же это за явление такое природное? В путеводителе пишут следующее: "черные, похожие на шипучую кока-колу воды Риу-Негру, и желтые густые воды Амазонки сливаются здесь в один поток, но сами воды текут не смешиваясь еще многие километры..." А как же обстоит все на самом деле? Да так же. Только цвет Риу-Негру похож не просто на кока-колу, а на очень разбавленную кока-колу, да к тому же - не шипучую. Хотя словами все это зрелище не опишешь - это как раз тот случай, когда "лучше один раз увидеть". Даже фотографии не передают полноты ощущений. А жаль...

Думаю, даже Вадим Иванович Юсов (оператор фильма "Солярис" про другую планету) позавидовал бы такой находке - он-то, бедный, старался, пытался придать неземное ощущение Солярису с помощью застывшей ледяной корки и дождя из кипятка, а тут, на Земле - настоящее инопланетное шоу. Две огромных реки сливаются в одно русло. И на границе этого слияния и происходят неземные вещи - вопреки всем законам физики одна вода не смешивается с другой. Желтая тягучая Амазонка никак не желает разбавляться коричневой игривой Риу-Негру. Небольшие водовороты из воды обеих цветов лишь усугубляют нереальное впечатление - водовороты эти не движутся. Не водоворотятся - застыли как на Солярисе. Только волны над ними колышутся. И такая картина - до горизонта. Да еще молочная пенка и медленно плывущие зеленые островки, сбитые из листьев и травы где-то далеко вверх по течению, совсем уж превращают реку в манную кашу. Не зря Вадим Иванович как раз эту кашу на поверхности Соляриса для комбинированных съемок заваривал - как в воду глядел.

Откуда же взялось это чудо природы, попирающее законы физики? Давайте разбираться. Начнем с истоков. С истоков Амазонки. С этим, кстати, проблема. Так же как и истоки Волги и Нила, исток Амазонки найти тяжело. Уж из очень большого числа маленьких речек она черпает свои силы. Даже в энциклопедиях указывается как минимум две реки-претендента - главный исток - Мараньон (за 6400 километров от впадения Амазонки в Атлантический океан) и Укаяли (за 7000 километров от устья). Для европейцев сама Амазонка начинается как раз в месте слияния Мараньона и Укаяли в перуанских Кордильерах. А южноамериканцы получающуюся реку называют Солимоэс. Течет эта Солимоэс-Амазонка до Манауса, где к ней присоединяется Риу-Негру. С этого места уже на всех картах - и на европейских, и на местных, у реки одно название - Амазонка. Течет она себе дальше, пока в океан Атлантический не впадет. Кстати, так было не всегда - когда-то, много миллионов лет назад, когда горы Кордильеры еще не выросли до заоблачных высот, Амазонка текла в противоположном направлении и впадала в Тихий океан. В те времена-то из него и попали в реку дельфины, приспособившиеся затем к пресной воде. Ну да ладно - мы не будем углубляться в столь давнюю историю, поговорим о ближайшей. То, что такая огромина была известна человеку с момента его прихода в Южную Америку, сомневаться не приходится. Индейцы, первые освоившие эти места, называли ее Парана-Тинга ("Белая река") и Парана-Гуасу ("Великая река"). Проплывая в 1500 году вдоль берегов Южной Америки испанец Висенте Яньес Пинсон не мог не заметить устье шириной аж 250 километров. Поскольку воды реки делали в этом устье даже океан пресным, Пинсон назвал реку Рио-Санта-Мария-де-ла-Мар-Дулче - "река Святой Марии Пресного Моря"). Через сорок лет по этой реке впервые из европейцев проплыл Франсис де Орельяна, который пустил слух об обитающих на реке легендарных женщинах-воинах амазонках. С его легкой руки и пошло в народ название Амазонка. Хотя есть и другая версия происхождения названия - от индейского слова "амазуну", которые им называли "гремящую воду" - океанскую приливную волну (до пяти метров высотой!), на полторы тысячи километров поднимающуюся вверх от устья Амазонки. Есть еще слово "амассона", тоже индейское, значит "разрушители лодок". Так называли одно местное племя краснокожих.

Так или иначе, но другое слово, придуманное Орельяном, уже не имеет побочных толкований - он еще пустил и "утку" об Эльдорадо - "золотой стране". "Утка" имела бешенный успех в Европе и на поиски заветной страны в Южную Америку хлынули потоки конкистадоров. Пока они занимались грабежом, на Амазонку потянулись ученые, а вот до настоящих истоков Амазонки добрались совсем недавно - в 1955 году (немецко-перуанская экспедиция).

Немного статистики - ширина реки после слияния Укаяли и Мараньона - 2 километра, в среднем течении - 5 километров, после впадения в нее Риу-Негру - 8 километров, дальше - 15-20, а перед устьем уже до 150 (!) километров доходит. К нашему времени насчитали более 200 притоков Амазонки, из которых 20 - вполне самостоятельные крупные реки. Кстати, среди них есть не только с черной или желтой водой, но и с водой молочного (Риу-Бранку, приток Риу-Негру), и даже серого, зеленого и красного цвета.

Кстати, а почему вода в Амазонке - желтая? Все очень просто - пока Амазонка течет с Кордильер, она смывает огромное количество земли, в основном - желтой по цвету. И "использует" эту землю для строительства отмелей, заводей и озер - русло Амазонки меняется каждый сезон, поэтому точных карт реки просто не существует.

С Риу-Негру все проще - и название понятно - по-португальски - "черная река", и исток ее точно известен - начинается она в Кордильерах Колумбии под именем Гуайния, за 2300 километров от впадения в Амазонку. Из интересных фактов о Риу-Негру можно упомянуть, что где-то на полпути река разделяется на два русла, которые дальше текут совершенно самостоятельно, причем одно из них впадает в Ориноко, а другое в уже известную нам Амазонку.

Почему воды Риу-Негру темные и прозрачные? Прозрачные - потому, что течет она в основном по скальным породам - оттуда много земли не вымоешь, а черные - потому, что то немногое, что она вымывает - черного цвета, чернозем эдакий.

Кроме всего прочего, воды Солимоэс и Риу-Бранку различаются еще и по кислотности, плотности, температуре и скорости течения, что в результате и приводит к созданию природного коктейля, когда два потока после слияния текут параллельно более семи километров. Потом, Амазонка все же побеждает и растворяет Риу-Негру. Так же она поступает и с другими "цветными" притоками, уже не такими мощными, как "черная река".

Ну вот, кажется справедливость восстановлена, законы физики вновь торжествуют, только Вы наверное ничего не поняли? Я же говорил - это лучше один раз увидеть! (Конец отступления.) А что же происходит на палубе нашего баркаса?

- Сейчас у нас будет посещение настоящей индейской деревни, потом обед, потом желающие могут порыбачить с каноэ на пираний, - оглашает программу Тигель.

Причаливаем к хлипким мосткам. Далее срабатывает принцип "кто последним садится, тот первым выходит". Первыми выходят Тигель и его подопечные. Земляные ступеньки ведут выше, на крутой берег. На последней ступеньке устроили себе тропу муравьи-листорезы. Но фотографировать их некогда - сзади напирают пенсионеры.

Входим в образцово-показательную индейскую деревню. Все чистенькое, все нарядненькое, все стерильное. Все - на сваях. Никогда не знаешь, насколько река в этом году поднимется. Основные мои впечатления:

1) Лицезрение дерева гевеи. Гевея Бразильская дает сок. Он тягучий. Словно резина. Это - натуральный каучук. Вся кора дерева была в диагональных засечках - видно тут принято на глазах у туристов сок получать. Получили и на моих глазах. Резина и есть. Только серы немного добавить и нагреть. Чего только Природа не понапридумывает!

Тигель конечно тоже ударяет по коре мачете, из коры течет белый сок (латекс), который тут же застывает. Он отрывает его и дает нам. Типичная резина.

- Раньше каучук использовали для изготовления шин - отсюда и богатство Манауса. А потом научились делать искусственную резину, - небольшая лекция в исполнении нашего гида.
- А сейчас этот сок используют? - спрашивает молодая, вечно напуганная англичанка.
- Да, для презервативов. Натуральный латекс.

Щечки молодой англичанки зарделись, она посмотрела на своего не менее испуганно-пучеглазого спутника.

2) В шалаше сидел старик и коптил на костре шар (размером с футбольный мяч) из застывшего сока гевеи.

- Так получают каучук.

(Коптят для пастеризации и придания стойкости к окислению. Уж я-то знаю!)

3) Маниока. В соседнем шалаше женщина на огромной сковородке готовила маниоку. Все начали фотографировать. Женщина стеснялась, но было видно, что она привычна к этому.

Тигель взял в руку горсть мелких белых невесомых шариков и раздал всем пионерам-октябрятам. Все начали жевать. Никакого вкуса. Как попкорн. Но - сытно. Это - типичная еда индейцев, они берут ее с собой, когда уходят в джунгли. Ее, гамак и лук. Чтобы не мешало лишнее...

4) Магазин сувениров в самом большом шалаше. Сушенные пираньи, поделки из кокоса (мы такие в детском саду из желудей делали), маски с челюстями пираний и перьями попугаев. Все - пестрое, блестящее. Как туристы любят. Дикари-индейцы с успехом меняли свои блестючки на денежки дикарей-туристов.

5) Чешуя пираруку. Пираруку - это самая крупная рыба Амазонки и одна из самых крупных пресноводных рыб в мире. До трех метров вырастает. И чешуя у нее соответствующая - одна чешуйка размером с ладонь. Индейцы ее в качестве пилочки для ногтей используют, мы тоже попробовали. Эффективно. Все купили по шесть чешуек за один реал у маленькой индейской девочки.

Ладно, экскурс закончен и наш вождь Тигель ведет нас в столовую. Ведет по мосткам, ибо вокруг непролазная грязь, как у нас на стройке после дождя. Как в Амазонии после дождя. Проходим сквозь калитку, а тут нас уже поджидает детвора. Кто с попугаем, кто - с обезьянкой, а во главе всего этого - трехпалый ленивец, висящий на жердочке над деревянным скворечником с корявой надписью "Тедди". Рядом - кокосовая копилочка для пожертвований "на сено". Впрочем, ленивец настоящий и минут на семь захватывает все внимание, в том числе - и мое. Это, кстати, уникальная вещь - трехпалые ленивцы, в отличии от своих двупалых родственников в неволе поголовно гибнут. Может быть от лени? Тедди же в качестве трудовой повинности был вынужден фотографироваться с туристами. Было жарко и фотографироваться он явно не хотел. Хотел ленится. Спать хотел - он днем спать привык. Но зато я теперь точно знаю, что название свое этот, довольно, кстати, крупный зверек, получил зря. Более вертлявого существа я не видел (его шея может поворачиваться аж на 270 градусов (!) - чтобы листья вокруг головы ощипывать, самому при этом не двигаясь). Ну просто невозможно навести фокус! Навел, а Тедди уже мордочку свою отвернул. Заходишь с другой стороны, а он уже опять развернулся. Прыгал, я короче, прыгал, да и ушел почти ни с чем. Зато Женя на руках его подержала - он оказался очень мягким и нежным. Не очень тяжелым - килограмма три. Только вот когти на всех пальцах (а их у Тедди было по три на каждую лапу) внушают большое уважение - сантиметров семь, не меньше. Как тут не вспомнить знаменитого гигантского ленивца размером со слона, еще несколько тысяч лет назад обитавшего в Южной Америке.

Что еще? Шерсть у Тедди была не зеленая - водорослей он, в отличии от своих собратьев, не выращивал - не зачем ему в деревне под листики маскироваться. Лазают по деревьям ленивцы просто великолепно. Плавают, кстати, тоже - никуда не денешься во время половодья. Только техника у них довольна забавна... Короче, не ленивые они эти ленивцы, а экономные - не любят попусту энергию тратить - поэтому их в джунглях в десять раз больше, чем шустрых обезьян.

Отдав дань уважения Тедди в виде монеток, наше племя-звездочка продолжает свой путь к столовой. По дороге нам попадается еще пара коз, индюки, курицы и петух.

Столовая - большое белое помещение без одной стены, тоже - на сваях. Рассаживаемся в самом удобном месте - у шведского стола. Мы - первые почетные гости, остальные "звездочки" еще ленивца осматривают. Правда мы пришли слишком рано - не все блюда вынесли. И их выносят на наших глазах. Жаренных пираний и пираруку, тропические овощи и фрукты, печеную свинину, шашлычки из курицы - пир горой. Набираем себе полные тарелки. Хлеба и зрелищ! Танцев индейцы, правда, не устроили и из зрелищ предлагалась только длинная очередь из припозднившихся пенсионеров к шведскому столу.

- Вы поедете с индейцами на каноэ ловить пираний? - спросил насытившийся Тигель. - 50 долларов с человека.

Среди нас дураков не нашлось - нам вчерашней рыбалки еще надолго хватит. А вот все остальные "звездочки" под руководством своих гидов удалились в нужном индейцам направлении. Видимо, у них еще не было аналогичного отельного развлечения, причем входящего в стоимость пребывания в нем.

Тигель объявил, что у нас два часа свободного времени и примастился дремать в гамаке, пожилая немецкая пара стала дуться в преферанс, пугливые англичане забились в какой-то угол, смелые подруги-американки ушли в тропические болота, а мы с Женей двинули куда глаза глядят. По мосткам. Привели они нас к болотцу, сплошь покрытому знаменитыми кувшинками Виктория Амазонская или Регия. Это - самая большая кувшинка в мире. Цветок величиной до сорока сантиметров вырастает. Листья диаметром до двух метров. Выдерживают человека весом до 50 кг. Как и попугаи ара - эндемик (живет только здесь) Южной Америки. Как и ара - культивируется по всему миру, только не в зоопарках, а в ботанических садах (в том числе - и в московском). Я как увидел ее - сразу вспомнил ботанику. В пятом классе мы проходили, что есть такое водное растение, что края у его листьев загнуты, чтобы вода не заливала, что если оно где поселиться, то вытеснит все из округи... И вот я стою у маленького болотца, сплошь покрытого исключительно листьями этой кувшинки. И все листья, как и положено, с загнутыми вверх краями. Пробовать пройтись по ним я не решился (я, мягко говоря, вешу не совсем 50 кг, которые они могут выдержать), зато понаблюдал за прогуливающейся по ним птичкой, смахивающей на кулика. Только вот пальцы ног у нее были уж совсем непропорционально большие.

Маленькая птичка на длинных ногах с длиннющими пальцами. Забавно. Уфотографировавшись кувшинками я двинул дальше и вышел на пристань. Недалеко от столовой. К ней уже пристал наш баркас. На корабле делать было абсолютно нечего и я пошел фотографировать виденных на другом причале муравьев-листорезов. Пошел через индейскую деревню. А она заметно преобразилась. Жители одели свою обычную одежду "мэйд ин чайна" и валялись в гамаках. Шест ленивца Тедди пустовал - он и его домик были убраны до приезда следующей порции туристов. Шалаш-магазин и вовсе опустел, исчез и старик-коптильщик латекса, и женщина-заготовщица маниоки. Удивленные индейцы и их дети жестами показывали мне, что корабль мой ушел и мне лучше уйти вслед за ним. Впрочем, я мало обращал на них внимания.

Выйдя к тропе муравьев, не преминул сделать несколько фотографий этого знаменитого вида. Муравьи эти - фермеры. Найдут разведчики какую-нибудь акацию и все давай ее дружно ощипывать. Дровосеки листья подрезают и разрезают на кусочки, носильщики кусочки в муравейник тащат, кладовщики их там принимают и в цех обработки передают. А там тысячи челюстей все это в большой салат перемалывают. Вы думаете муравьи этот салат едят? Не-а. Специалисты-химики его ферментами обрабатывают и на удобрения пускают. Уж очень любят грибы эти удобрения. А муравьи любят грибы. Вот и собирают урожай самые маленькие муравьи - садовницы - круглый год. И с остальными делятся. Во как. По-научному это мирмекофилия называется. И такая высокая организация труда позволяет существовать еще одному чуду природы - царице муравьев-листорезов. В чем чудо? В продолжительности жизни - она до двадцати лет колонией руководить может. Кроме нее ни одно насекомое на Земле так долго не протягивает.

Ладно, пойду, посмотрю, как там пенсионеры на каноэ рыбачат. Идти надо вглубь острова, там во время сезонов дождей образуется настоящее озеро. Идти надо по высоким мосткам через настоящее тропическое болото. Вокруг - колючки, лианы, малярийные комары, птицы диковинные и все такое... Два раза я видел проносящиеся мимо меня синие молнии. Бабочки. Стремительные и большие. Для бабочек просто огромные - с хорошее блюдце величиной. Это был кто-то из рода Морфид. Кто конкретно, я, естественно, разглядеть не успел. Зато как они буквально переливались под лучами Солнца (их крылья устроены как катафоты - чешуйки отражают свет во все стороны) - успел. Бразильские индейцы называют этих бабочек более образно: "частица неба, упавшая на землю". Для них сказочные синие бабочки - символ души, как у нас - лебеди и журавли. Если в племени кто-то умирает, на похоронах исполняется ритуальный танец, имитирующий полет морфид - помогают душе усопшего перелететь в лучший мир.

Выйдя к озеру, я никого не увидел - видать пенсионеры уплыли на индейских каноэ через протоку в Амазонку. Ладно, время кончается, пойду на корабль. Прощай, индейская деревня! Прощай хозяин столовой (он сидел и подсчитывал барыши)! Прощай Тедди и иже с ними. Мне пора. Звездочка, стройся! Запевай! На корабль шагом марш!

Расселись. Передохнули. Через десять минут потянулись рыболовы. По лицам было видно, что на 50 долларов никто удовольствия не получил. Отчалили. Идем к "встрече вод". Поснимали опять немного, но энтузиазм уже не тот. Но вдруг, все встрепенулись - невдалеке резвится пара дельфинов. В Амазонке водится два вида дельфина. Эти были "первобытные". Они, в отличии от своих более эволюционировавших собратьев, умеют вертеть головой. Да и плавники у них еще не такие развитые. И форма тела не такая обтекаемая. А зачем им обтекаемая? Они ведь в затопленных лесах предпочитают жить. Тут и вертлявая голова среди коряг ох как пригодится! А те, которых видел я, наверное тоже пришли на "встречу вод" поглазеть... Индейцы, кстати, считают их священными животными и даже платят дельфинам оброк в виде части выловленной сетями рыбы. А уж если кто нечаянно убьет дельфина, того соплеменники из деревни выгоняют - чтобы беды не навлечь.

Дельфины уплыли, тучи приплыли. Полнеба уже загородили.

Идем на Манаус. Тучи - за нами. 16.08. Критическое время. 16.12. Ливанул. Манаус как корова языком слизала - вокруг сплошная стена дождя. При этом - температура выше 30 градусов. Тропики.

Час-другой - и мы у нашего отеля. "Встреча вод". Амазонка. Воспоминания на всю жизнь. Сбылась мечта идиотов.

- Вы хотите на охоту на кайманов до или после ужина? - вопрошает Тигель.
- До! - отвечаю я как староста, и все со мной согласны.
- Тогда через сорок минут встретимся на пристани.
- ОК!

Должен отметить, что как потом выяснилось, я был наиболее теоретически подготовлен к этому опасному предприятию. После просмотра фильма ВВС я знал, что увидеть каймана днем очень тяжело - это скрытные животные. Да и ночью все что можно увидеть - это их глаза, точнее - отблески в них от освещающего воду фонаря. Поэтому я не удивился, что охота намечалась на темное время суток. Не удивился я и мощному прожектору в руках Тигля.

Вкратце повторив все то, что я Вам сейчас рассказал нашей звездочке, он скомандовал мотористу "полный вперед!".

"Вперед" оказался в двухстах метрах от нашего причала, на другом берегу заливчика. Полоснув лучом прожектора, словно гиперболоидом, по воде, Тигель интригующим шепотом скомандовал заглушить мотор. Светя то направо, то налево, луч выхватывал из темноты знакомые берега, казавшиеся в этот поздний час (было около 19.00) очень таинственными. Казавшиеся всем, кроме меня. Немцы притихли, англичане жались друг к другу. Вода вокруг кишила кайманами, пираньями, анакондами и прочей нечистью. Только вот увидеть все это было невозможно - большинство нечисти кишила лишь в воображении доморощенных покорителей джунглей. Мотор завелся и мы двинулись в другую заводь.

- Вон, смотрите, кайман! - раздался сдавленный шепот Тигля.

Но кроме него каймана никто не увидел. Тигель посветил на соседнее дерево, наполовину ушедшие под воду. Ничего. Луч прошел вдоль берега и тут раздался дружный выдох - красный глаз блеснул из темноты. Луч пошел в обратную сторону и блеснули еще два красных глаза. Лодка направилась в их сторону. Тигель выскочил на берег и удалился в джунгли.

"Так. Становится интересно. Он что, хочет голыми руками кайманов ловить?" - подумал я. "Хотя какое же шоу без пойманного каймана? Нет, не верю!"

Пошуршав по кустам Тигель вернулся с пустыми руками. Поплыли дальше. В сторону отеля. Луч фонаря засек еще пару красных точек на береговой линии. Двинули в их сторону. Это было аккурат напротив нашего причала. Тигель вновь удалился в кусты.

"Ну все. Через пять минут он вернется с кайманом в руках, скажет, что поймал. Все закричат "Май Гот!". Потом сфотографируются. Потом кайман вернется в свою клетку ждать новых туристов" - посетила меня очередная занудная мысль.

В кустах неподалеку раздалось шуршание. Через минуту показался Тигель с небольшим кайманом в руках и торжествующем лицом.

- Май Гот! - воскликнула юная англичанка.

Тигель подошел к лодке и стало видно, что кайман живой, но явно обколот какими-то транквилизаторами - очень вял. Тигель начал рассказывать, как устроено тело каймана, какая часть его кожи наиболее ценится браконьерами, как отличить самца от самки, как надо правильно держать пойманную рептилию. После этого дал подержать ее всем по очереди. Кайман не сопротивлялся, он словно спал. "Еще бы они давали подержать здоровое животное - потом на судах об откушенных пальцах разорились бы" - скучал я.

Но, как я уже говорил, не будем снобами, а будем юннатами. Итак. Кайманы принадлежат к семейству аллигаторов и распространены в пресных водоемах Центральной и Южной Америки. В пищу употребляют в основном рыбу (ее ведь только в Амазонке на любой вкус - более 2500 видов, почти половина всех пресноводных рыб в мире), хотя не брезгуют и птицами. А вот наиболее крупный - черный кайман, обитатель самой Амазонки, вырастающий до 5 метров в длину, любит полакомится чем-нибудь побольше, например мелким домашним и недомашним скотом, особенно в сезон дождей - на полузатопленных пастбищах.

"Наш" кайман был явно другого вида - маленький, но симпатичный. Тепленький. С нежной крокодиловой кожей. Именно из-за нее кайманы нещадно истребляются как браконьерами, так и официальными охотниками. Просто официальные охотники, если уж убьют животное, используют все его тело (например чучело для туристов набьют), а браконьеры только кожу с бедолаг сдирают, причем не заморачиваются - берут исключительно самую нежную и ценную - с живота. Так что жизнь у современных кайманов весьма сложная...

Впрочем, на нашей лодке все не скучали, как я. Все принимали это шоу за чистую монету. Наконец пришло время отправляться на ужин. Тигель опустил каймана к воде. "Ну-ка, ну-ка, неужели - отпустит? Неужели кайман все-таки настоящий и не будет ночевать в клетке?". Мои мысли прервал лодочник. Он что-то быстро сказал Тиглю.

- Он хочет показать каймана своим друзьям в отеле. Мы же разрешим ему это?
- Разрешим, - великодушно согласилась "звездочка".

"Все ясно" - расстроился я за каймана. Ночевать ему в клетке.

Причалили. Все, полные впечатлений повалили в ресторан. Я пошел в туалет вымыть руки. Там уже был Тигель.

- Ну как, Вам понравилось? - спросил он меня.
- Да, особенно - кайман. Он хороший актер.

Вместо ответа Тигель улыбнулся.

- Завтра в джунгли с утра пойдем! - вдохновил он меня.

Ага, представляю. Поход вокруг территории пионерлагеря. Или вовсе - по территории. Но - утро вечера мудренее.День третий. Джунгли

Всю ночь лил дождь. Под утро что-то крупное, наверное обезьяна, штурмовало нашу крышу.

За завтраком я сел рядом... с попугаем. Покормил его жаренным хлебом, арбузом и кукурузой. Причем ему больше всего понравилась ее кочерыжка. Все туристы-пионеры-пенсионеры мне завидовали. Конечно - у меня собственный попугай! Потом я стал есть сам. Увидев мое безразличие, попугай перелетел за соседний столик. Предатель! Я ж тебя буквально с ложки кормил! Все вы тут такие.

В отместку ему беру несколько кусочков хлеба и иду в "красный уголок". Пара ара тут же начинает шипеть, но видя, что я пришел с данью, охотно ее принимает. Сразу после приема пытается напасть на мои шнурки. И вы - предатели!

Возвращаюсь в ресторан, Тигель уже ждет. Пошли в джунгли. Выход в них начинался с той тропинки у соседнего корпуса, которую я еще в первый день приметил. Да уж! Джунгли. Кому в Москве рассказать - засмеют - поход вокруг ресторана. Хотя, местами было интересно. Но - обо всем по порядку.

Итак, мы вошли в джунгли. Прямо за соседним корпусом. Первая остановка на пригорке рядом. Здесь нас уже ждет аттракцион под названием "Эксклюзивная охота с помощью индейских приспособлений". Из этих самых приспособлений - силки и лук с дистанционным управлением. Тигель с помощью палочек налаживает силки. Охотится не на кого, поэтому в качестве добычи выступает сучок. Силки срабатывают, наша звездочка выдыхает "Аххх!". Вторые силки - на более крупную добычу, срабатывают только с третьего раза. Вообще, все эти "индейские приспособления" явно были показаны уже огромному количеству "следопытов" до нас. И явно пришли в негодность. А "индейское" их происхождение даже не обсуждается... Хотя, на иностранцев (в лес они что-ли в детстве не ходили?) все это производит огромное впечатление. Мне кажется, что если им сачок для ловли бабочек показать, они и тогда придут в неописуемый восторг. А тут - настоящий двухметровый лук с тетивой, скрученной из коры чего-то неизвестного, установленный горизонтально и срабатывающий при разрыве тонкой нити кабаном или пекари. Кабана, правда, нет, зато большой кусок коры - поражен! Ура! С голоду не умрем. Все вокруг довольны, двигаемся дальше.

Следующая остановка - большая коряга на земле. Тигель берет приготовленную заранее ветку, ставит ее на корягу, и начинает ворошить, издавая легкое шуршание. Из коряги моментально вываливают десятка три больших черных муравьев. Выглядит это довольно эффектно. Вывалили, побегали, уползли. Тигель пошуршал, муравьи вывалили, побегали, уползли. Тигель пошуршал, муравьи вывалили, побегали, уползли. Как дрессированные. Мне вспомнился давешний кайман. Но мы - загипнотизированы. Тигель шуршит в очередной раз и рассказывает байки, как опасен укус этих муравьев:

- Два укуса - и вы парализованы на несколько часов!
- Вау! - реагирует "звездочка".
- Когда строили Трансамазонскую магистраль, так погибло много людей - их кусали, они падали и их доедали ягуары.
- Вау-вау!!!

А я себе живо представляю эту картину. Группа рабочих просекает себе и другим дорогу в сплошных джунглях. Один из них падает парализованный. Другие этого не замечают и рубят себе джунгли дальше. Едва они скрываются за поворотом, к бедолаге подходит ягуар, трогает его лапой. Рабочий не реагирует, лишь пучит глаза от страха. Ягуар начинает обгладывать его тело. А там, за поворотом, падает уже следующий рабочий. Парк муравейно-ягуарного периода. Вау!

Но в Амазонии действительно очень большое количество видов муравьев, в том числе и довольно ядовитых. В походе через джунгли мы постоянно пересекаем их тропы - маленьких рыжих, больших черных, больших рыжих, маленьких черных, очень маленьких белесых... И все они ведут себя агрессивно - барышни наши визжат (особенно Женя) и прыгают от боязни быть укушенными и съеденными заживо крадущейся за нами стаей ягуаров.

- Вы слышали, как ночью на крышу к нам кто-то прыгал??? - спрашивает меня всегдаиспуганная англичанка.
- Угу, - поддерживаю я беседу.
- Мне было так страшно! - она всплескивает руками и прижимается к своему другу, который вечно молчит. Наверное от страха дар речи потерял. У-у-у-у! Джууууглиии!!!

Между тем мы выходим на развилку - одна тропинка идет через болотце (а ночью, как Вы помните, шел дождь, поэтому болотца - в любой низинке), другая - на горку. Тигель смотрит на свой отряд. Молодые барышни, как я говорил, постоянно визжат и подпрыгивают, пожилая немецкая пара уже громко дышит - шутка ли - полчаса по пересеченной местности идти! Тигель в гору не пойдет, Тигель через болото тропу проложит. Через пять минут выходим к нашему чудесному бассейну.

- О щиит! - говорит горе-гид и поворачивает назад, "в джунгли".

Остальным все равно. Остальные хотят привал (во всяком случае - большинство из "остальных"). Но в Тигле проснулся ботаник. Он останавливается у ствола какого-то дерева.

- Это - лиана!

Все закидывают голову вверх. Действительно - лиана. Толщиной с иную нашу взрослую осинку. Тигель мачете надрезает кору. Оттуда незамедлительно начинает вытекать белый густой сок.

- Это - яд!
- Вау... - немного запыхавшись реагирует немецкий пенсионер.
- Курара? - спрашивает лупоглазая англичанка.
- Нет - "кураре". "Курара" делают из лягушек.
- Вау! - щечки англичанки и на этот раз зарделись.

Отступление четвертое. О лианах

Они свисают сверху, тянуться вдоль и поперек, образуют настоящие стены между стволами деревьев. Их разновидностей очень много - травянистые, одервеневшие, и совсем уже - деревья со стволами толщиной с молодую березку. Лианы - самые длинные наземные растения в мире - могут спокойно вымахивать до трехсот метров, а кое-кому удается и до километра вытянутся. Все дело в том, что они экономят на необходимой всем растениями вертикальной опоре - просто используют для этой цели готовые стволы окружающих деревьев. Недаром слово "лиана" пошло от французского "lier" - "связывать". Они и связывают лес воедино, образуя непролазные джунгли. Непролазные для человека, а вот для остальных животных - наоборот. Лианы им в качестве улиц между деревьями-небоскребами служат. Скоростными магистралями и небольшими переулками. По ним и насекомые шастают, и змеи ползают, и птицы перебегают, и ленивцы на них вверх ногами дремлют, и уж конечно обезьяны их не забывают. (Конец отступления.) Несколько шагов вперед - и мы у больших корней высокого дерева. Очень высокого.

- Это - телефонное дерево. Индейцы используют его для связи в джунглях.

В подтверждение своих слов Тигель стучит по корням рукояткой мачете. Звук действительно уходит далеко в лес.

"SMS-ку кому-нибудь послал" - думаю я. Реакция остальных Вам понятна - "Вау! Май Гот!".

Выходим на небольшую поляну. На ней - шалаш и бревна-скамеечки. Немец устало опускается на одну из них. Все рассаживаются рядом.

- Устали? - заботливо спрашивает Тигель.
- Угу, - соглашаются хилые интуристы.

Я-то не устал. Всего час по лесу гуляем - чего тут устать-то. Да не просто по лесу - по вполне утоптанным тропинкам. "Приеду - буду гордо рассказывать, что ходил в поход по джунглям, - думаю я. - Ходил - и выжил."

- А вот индейцы - они по несколько суток в джунгли на охоту уходят, - продолжает удивлять публику Тигель. - Вот вы, европейцы, и часа в сельве не выживете (все охотно соглашаются - да, час - это долго), а вот индейцы...

Тигля перебивает звук, исходящий от телефонного дерева в паре километров от нас. "Дошла SMS-ка" - ухмыляюсь про себя я. Нет, Вы только не подумайте, что я такой умный-преумный, о джунглях больше индейца Тигля знаю. Нет. Не больше. Но столько же, наверное, знаю. Во всяком случае - в теории. А даже если и не знаю, то не преподношу свои знания окружающим как нечто магическое. "Вас здесь держат за лохов" - вспоминается мне цитата из книги отзывов в отеле.

Все, привал закончен, Тигель объявляет, что идти нам осталось минут десять - до пляжа у небольшой заводи на реке Тарума. Идем. Выходим на берег. Тут я получаю подтверждение уже упомянутому мною тезису "Амазония - пустыня, покрытая лесом". Подтверждение выглядит так: посреди большой песчаной поляны растет несколько очень одиноких хилых деревьев.

Сделаю необходимое пояснение. В Амазонии нет почвы. Один песок. Нет почвы - нет питательных веществ из нее. Деревья расти не могут. Но они - растут. Секрет прост - деревья питаются... деревьями. Все - опавшие листья, упавшие стволы, трупы животных, их экскременты - все мгновенно перерабатывается насекомыми, грибами, червями и проч. на удобрения и опять поступает наверх, на деревья. Круговорот питательных веществ в природе. А земля в этом процессе не участвует. Даже воду многие растения получают не из нее - это ведь дождевой лес - воды и в воздухе навалом. Вот и не достигают корни многих растений (орхидей, например) земли. Потому что там - только песок. Если бы не дожди... Если бы не они, да и не Амазонка, все это пространство было бы покрыто песком. Как пустыня Сахара. И покрывается ведь - стоит человеку выкорчевать и расчистить участок леса, как он превращается в мини-пустыню. И вырастить что-то на голом песке заново не удается.

Вот такой иллюстративный пример привели мне деревца на песчаном пляже около отеля, где закончил Тигель наш поход в джунгли. Грустное завершение, если бы не пара попугаев ара, сидящих как раз на одном из деревьев. Попугаи наши, отельные (те, что в красном уголке любят отдыхать), но здесь, на фоне реки, они выглядят вполне дикими.Отступление пятое, небольшое. Попугаи ара

Именно попугай ара, как Вы должно быть помните, встретил меня первым в джунглях. Красивый. Большой. Красный. Гордый. Сидел, он, правда, не совсем в джунглях - в беседке отельной. Это была его вотчина. Его и его желто-голубой подруги (семьи ара образуют раз и на всю долголетнюю жизнь). Они весьма рьяно защищали свою территорию. Наверное они тут жили еще за много десятилетий до того, как отель этот построили. И считали людей обычными оккупантами. А люди считали их забавными игрушками и подкармливали едой из ресторана. Фотографировать попугаев в отеле я не стал - эка невидаль! А вот когда встретил их уже в диких амазонских джунглях в километре от отеля - стал. Они охотно позировали - к людям уже давно привыкли. Особенно им нравилось открывать свой большой клюв и показывать черный, словно кожаный, язычок. Вообще, дикие ара обитают только в Южной Америке, а вот прирученные - везде. Уж очень они красивы и умны. Легко учатся "говорить" по-человечьи. Короче - чудо, а не птицы! Жаль, что из всей нашей группы интересуют они только меня и Женю - все остальные уже садятся в лодку, чтобы проплыть сотню метров до другого берега заводи. В обезьяний питомник. Ничего, подождут! И я включаю фотоаппарат...

"Посещение обезьяннего питомника". Так называлась эта экскурсия в моей программе.

В Бразилии, как Вы помните, "много-много диких обезьян". Так, во всяком случае, утверждала лже-тетушка Чарли. И не ошибалась - в Амазонии их, например, водится видимо-невидимо. Точнее - невидимо. Только охотящиеся на них аборигены могут различить хвост или туловище обезьяны высоко в кронах деревьев. А для остальных творящееся там - загадка. Лишь книги и документальные фильмы могут ее приоткрыть. И еще - зоопарки. Я в зоопарк не пошел, а пошел в небольшой питомник обезьян недалеко от моего отеля. Питомник расположился прямо в джунглях и, полагаю, был организован исключительно с целью увеселения таких же как и я туристов. Обитателей в нем было немного - десятка два обезьян нескольких видов.

В небольшой клетке - небольшие обезьяны. Но с очень большими глазами. И - очень грустными. Но не обезьяны в клетках, а обезьяны на деревьях вокруг привлекают всеобщее внимание. Самым неспокойным обитателем питомника является уакари (краснолицый саки) - настоящая визитная карточка амазонской сельвы благодаря фильмам ВВС. Это небольшая, но очень резвая, шумная и крикливая обезьяна. Свой маленький размер она пытается скрыть от хищников длинной белой шерстью - типа я большая и меня трогать опасно. А вот если ее постричь, то она окажется не больше кошки. Но не шерстью своей знамениты уакари, а пунцово-красной мордочкой. Совершенно безволосой. С забавной мимикой. Из-за этой мордочки аборигены ее даже называли "английской обезьяной" - уж очень она напоминает лицо английского моряка, изрядно поднабравшегося джином (очевидно, с истинно английскими джентльменами аборигены знакомы не были). Ученые полагают, что красный цвет мордочки - признак половозрелости и здоровья самца. Чем он красномордее, тем привлекательнее для самочек (их мордочки, кстати, белые и даже шерстью слегка покрыты). Вероятно, так они отличают больных желтой лихорадкой (при ней самцы становятся оранжевыми или даже желтыми) от здоровых и сильных. Их-то самочки и выбирают для продолжения рода. Да, а символом Амазонии уакари стали не случайно - они почти единственные обезьяны, которые не уходят из затопленного во время сезона дождей леса, а наоборот, получают удовольствие от жизни на верхушках деревьев прямо над водой.

А пока Вы это все читаете, самец уакари в питомнике прыгает, орет во все горло, тормошит клетки, короче дразнит всех. В перерывах, однако, успевает съесть орешек из руки очередного туриста, посидеть у каждого на плече и пофотографироваться. А потом опять - за дела. Показывать, кто тут главный. Тоже - староста, наверное.

Пока я его разглядывал, на ветке дерева около меня что-то зашелестело. Я увидел сразу несколько симпатичных игрунков - совсем маленьких юрких обезьянок, названных так за свою любовь к веселым играм. Они таращили глазки, подбегали друг к другу, словно шептались - "кто это к нам пришел?". Видно было, как в них боролись любопытство и страх. Любопытство в результате победило и они на радость туристам буквально рассыпались по всем веткам вокруг. Но - неосторожный жест, и игрунки, как по команде, мгновенно упрыгали в листву.

Отойдя от этого "нападения", я продолжил планомерное изучение представителей приматов, сидящих в клетке, благо самец уакари был занят более важными делами, чем прыгать по решетке - фотографировался за орешки на плечах туристов. В клетке сидело нечто. Нечто черное и мохнатое. Увидев мой интерес, оно встало. Это оказалась знаменитая паукообразная обезьяна - самая крупная в здешних местах. Чтобы продемонстрировать, что такое название ей дали неслучайно, она стала... ну даже не знаю как назвать этот способ передвижения. Для лазанья он слишком стремителен, для прыганья - слишком спокоен. Короче она ловко цеплялась за стеку одной из пяти своих конечностей (пятая - это хвост, который совершенно невозможно отличить от руки или ноги) и преодолевала разом расстояние метра в два. Черная, гибкая, с мелькающими руками-ногами-хвостом, она была точь-в-точь, как большой паук.

- Ой, а я думала - у нее сзади пятая нога, а это хвост, - рассеяно замечает Женя.

Забавное создание, как говорит Павел Любимцев. Голова у нее небольшая, с вполне смышлеными глазами, но тем не менее на обезьяну в привычном нам понимании она мало похожа - тощее тельце, длиннющий (в два раза длиннее туловища) хвост, четыре пальца на руках (пятый атрофирован), зато сильно развитый большой палец на ногах - для удобства подвешивания и раскачивания. Именно с помощью раскачивания, словно акробаты, эти паукообразные обезьяны и передвигаются большими стаями (до 100 особей) по кронам деревьев. Обезьяны эти, кстати, излюбленное кушанье индейцев.

Но в питомнике их никто не ест, а наоборот - кормят. Удар гонга оповестил о начале обезьянего обеда. Вон, среди листьев показались уже знакомые игрунки. Вон, с пальмы смотрит что-то большое и пушистое. Завидя туристов оно свисает на хвосте и потом прыгает на землю. Хочет лакомство - орешки. Тигель заранее их раздал нам - для сближения с "дикой" природой. Большое и пушистое оказывается очень красивой и спокойной обезьяной - шерстистой. Какие лапочки! Просто плюшевые! Чистенькие, коричневенькие, забавные, неторопливые - ну настоящие мягкие игрушки. К тому же - самые воспитанные среди всех собравшихся. И глаза у них самые умные. Красавицы, одним словом. От таких обезьян даже не стыдно и произойти...

Наш отряд на двадцать минут превращается в юннатов. Сколько эмоций, сколько радости от общения с представителями местной фауны! Особенно - тех, что не в клетках. Впрочем, и последним достается порция любви и орешков. Фотографировать всех эти мартышек довольно сложно - уж очень они прыткие да юркие. Но если изловчиться, можно сделать довольно удачный снимок. И потом дома рассказывать, что "в Бразилии много-много диких обезьян". Ладно, не будем привередничать - смешная экскурсия получилась...

Служитель вновь бьет в небольшой гонг и все "незаключенные" приматы устремляются в столовую - нечто на подобии большого скворечника. Нам тоже пора обедать. Возвращаемся к лодке, рассказываем усталому немцу (он предпочел обезьянам отдых), что он пропустил.

Лодка отчаливает и через пять минут мы в ресторане. Самое время подвести итоги. В джунгли я сходил. Поход был очень труден. Особенно усложняли его попутчики. Причем сила этого осложнения была прямо пропорциональна их возрасту. За полтора часа я увидел многое. Но не увидел еще больше. Разочарован, хотя примерно такого "похода в джунгли" я и ожидал. Может, лучше было, как Макаревич с Розенбаумом? Как настоящие путешественники-первооткрыватели? На недельку на каноэ по небольшой реке? К настоящим, а не ряженным индейцам? К обезьянам без клеток? К паукам-птицеедам? К малярии и подкожным паразитам? К пираньям, анакондам и кайманам? Да, можно было бы. Но - недосуг. Да и прививку от желтой лихорадки я так и не сделал... Ладно, в следующий раз... Если он будет. Хотя - не знаю. Доказывать кому-то, в том числе и себе, что я могу выжить в сельве... Не знаю. Такого комплекса неполноценности у меня нет. Все-таки, я, наверное, больше турист, чем путешественник. Разочаровал? Ладно. Ничего. Продолжу повесть о туристе в дикой и ужасной Амазонии.

В качестве "дикости и ужасности" после обеда был запланированный поход к индейцам. Поход, как полагается, на лодке. По Риу-Тарума. Через затопленные леса. Под проливным дождем. Полтора часа в одну сторону, полтора - в другую, час у индейцев. После - ужин. Назавтра я покидал славный отель и решил перед отлетом обозреть Манаус. Хотел увидеть не только крыши театра "Амазонас" и Эйфелевого рынка, но и их самих...

- Постойте-ка, а как же рассказ об индейцах? - спросите Вы.
- А Вам еще не надоело? - пококетничаю я. - Тогда вот он (рассказ в смысле).

Только сначала - еще одно отступление - про индейцев.

Поскольку обычный турист немощен и ленив, то показывают ему индейцев, живущих как можно ближе к Манаусу. Если таковых нет - их добывают путем переселения из родных деревень. Индейцы, в общем-то, не жалуются - у себя в деревне они были обычными охотниками и собирателями, а здесь - звезды настоящего этнографического шоу. Даже живые деньги иногда удается зарабатывать - то попугая или ленивца покажешь, то сам в национальном костюме (голым с фиговым листочком на известном месте) с туристами сфотографируешься. А наиболее предприимчивые даже гостиницы-бунгало для белолицых открывают - что бы слияние с аборигенами лучше проходило (например на большом острове на Амазонке, прямо у места "встречи вод"). Завтрак - включен в стоимость, причем такой, что многие городские отели позавидуют.

За дополнительную плату можно и на пираний с каноэ порыбачить, и в джунгли окрестные сходить. Танцы народные посмотреть, участие в обряде каком-нибудь торжественном (чаще всего только ради туристов и организуемом) посмотреть. Про сувениры производства местных артелей я уж и говорить не буду...

Народу (туристам) нравится. Артистам (индейцам) нравится. Взаимопроникновение культур.

А если серьезно, то немного поубавив снобизма и забыв о том, что тебе показывают уже изрядно "оцивилизованных" индейцев в специально построенных для поражения твоего воображения декорациях, можно вполне представить себе тяжелые будни реальных амазонских племен - и как они от наводнений спасаются, и как на обезьян охотятся, и как маниоку выращивают и еду из нее готовят, и как натуральный каучук из сока гевеи получают, и как пираний из реки вылавливают. Ведь показывают тебе все это люди, еще пару десятилетий назад сами так и жившие. И даже их дети, современные дети XXI века, копаются в лужах и приручают попугаев с тем же удовольствием, с которым это делали дети в этих местах и сто, и тысячу лет назад. Правда, современные ребятишки еще не забывают иногда и в школу заглядывать, одевшись при этом в китайские футболку и сандалики - ничего не поделаешь - глобализация.

А вот если Вы в душе все же настоящий исследователь, да еще любитель этнографии и антропологии, амазонские дебри и по сей день могут ни смотря ни на что подарить Вам настоящие открытия - говорят, и сегодня в сельве живут племена ни разу за всю свою историю не сталкивавшиеся с белым человеком! (Интересно, а что они думают о постоянно проносящихся над Амазонией самолетах?)

Так, кажется с современными индейцами мы разобрались, пора узнать немного об их истории.

Индейцами называют практически всех коренных обитателей обоих Америк, за исключением эскимосов и алеутов. Называют, кстати, ошибочно - Христофор Колумб, на радостях, что наконец доплыл до "Индии", так и назвал всех аборигенов в честь этой страны. Переименовывать их, когда узнали, что Америка далеко не Индия, в каких-нибудь "америкейцев" не стали.

На сегодняшний день по подсчетам на Земле живет около тридцати миллионов индейцев самых разных племен, говорящих на самых разных языках. Причем "дикие" индейцы сохранились лишь в Амазонии, где, кстати, до сих пор процветает матриархат.

Полагают, что предки всех индейцев переселились в Северную Америку 20, а то и 30, тысяч лет назад, из Северо-Восточной Азии через область Берингова пролива. На Аляске они не задержались и спустились до территории современных США, потом - до Мексики, потом перешли Панамский перешеек и в Южной Америке были остановлены джунглями самой большой реки в мире. Недолго думая, они состряпали лодки и переплыли на другую сторону, где их ждала огромная пустынная территория, которой они, разумеется, не побрезговали.

К началу европейской колонизации в Америке, после ее открытия Колумбом, большинство племен жили все той же первобытной жизнью, за исключением майя, ацтеков и инков, уже строивших большие города и захвативших практически всю Центральную Америку.

Впрочем, это не уберегло всех индейцев от безжалостного истребления конкистадорами, а те, кто выжил, вынуждены были принять христианство и стать слугами новых господ. Господа, порой, не брезговали и смешанными браками - так появилась смесь белых и индейцев - кабоклос (caboclos). Именно кабоклос сейчас, в основном, и населяют берега Амазонии. По внешнему виду эти люди очень похожи на настоящих индейцев, только выше их ростом и светлее кожей. Практически они все говорят на португальском языке, многие живут и работают в городах, в Манаусе, например. Некоторые устроились проводниками и гидами - развлекают туристов. Дальше можете читать это отступление сначала. Мы же приплыли к индейцам. Вот Вы, например, когда последний раз были в провинциальном музее? А там для Вас, случайно, песни-пляски ряженных в сарафаны бабушек из местной самодеятельности не устраивали? Для меня - устраивали. Притом - часто. Иногда - не бабушек, а вполне молодых людей. Устроили такое этношоу и в Амазонии. Служители музея "Настоящая индейская деревня в отдаленном уголке джунглей" (она находилась километрах в тридцати от Манауса) облачились в традиционные индейские наряды. Точнее - скинули обычную одежду, нацепили набедренные повязки, юные девы надели бюстгальтеры из скорлупок кокосовых орехов и раковин. И пошли в пляс.

- Сначала они исполнят ритуальный танец приветствия гостей, - объяснял нам перед концертом Тигель. - Потом вождь племени - видите - тот единственный мужчина, старше восьми лет, подойдет к каждому из вас (туристов было не меньше пятидесяти человек) и пожмет руку. Поприветствует и пожелает удачи и счастья на своем языке. То же самое проделают и другие члены племени (их было человек восемь - жена вождя преклонных лет, две девушки-подростка, остальные - дети). После этого индейцы исполнят еще один танец - за знакомство ("на брудершафт" - проносится у меня в голове), а потом вождь каждому мужчине даст по балалайке и все вы должны будете плясать гапака. Если откажитесь - вас съедят.

Итак, действо началось. Вождь племени вышел на середину большой хижины и что-то зычно крикнул. К нему подошла жена. За вождем встал семилетний сын и тоже крикнул зычно. Во всяком случае, ему так показалось. Рядом с ним встала сестра-подросток. На две головы выше его. Подоспели и остальные родственники. Дискотека началась. Побродив немного по кругу под вспышки фотокамер, мужчины племени взялись за трубы из бамбука. Трубы издали утробный звук. "Жаль, что все это не видит Остап Бендер, - усмехнулся я. - Он бы точно охарактеризовал ситуацию".

Вторым номером в программе был хоровод. Трубы отложили и достали духовые - некие свистелки из того же бамбука. Индейцы старались. Может быть, для них все-таки это имело какой-то сакральный смысл? Хотя, не будем такими циниками - для зрителей сакральный смысл все же был. Он назывался "я видел настоящих индейцев и даже фотографировал настоящего индейского вождя". А вот я заскучал. Слишком уж странно было видеть этих индейцев, явно приехавших за час до нас в деревню на автобусе из Манауса, кривляющихся, да еще - плохо кривляющихся. И сама деревня - ну точно - музей. Чистота, стерильность, не видно никаких следов ведения домохозяйства. Из построек - большая хижина для дискотек, средняя хижина-сувенирный магазин и маленькая хижина. Что в ней - пока не знаю. Из обитателей - оголтелые туристы, жадные до экзотики, ненастоящие настоящие индейцы, предлагающие эту экзотику за вполне определенную плату, и привязанная за веревочку курица, очевидно призванная показать, что домашнее хозяйство в этом музее-заповеднике ведется...

А пока Вы все это читали, танец-приветствие закончился и вождь по кругу стал обходить туристов, здороваясь с каждым за руку и произнося при этом те слова, о которых говорил Тигель. За вождем по росту выстроились все члены его племени, включая трехлетних детей. До меня очередь этой церемонии дошла в самом конце, но, надо отдать должное вождю, он отыграл свою роль достойно. А вот вождиха, а тем более дети явно устали от пожимания рук и отделались дежурными фразами.

Вторая часть марлезонского балета. Гапак. Всем мужчинам-туристам вождь раздал по балалайке, в качестве которой выступила дудочка-свирель и по индианке в качестве партнера. Я съеденным быть не хотел и тоже принял дары (вождиху, между прочим). Всем женщинам туристам были розданы индейцы мужского пола - сам вождь (он выбрал себе пугливую англичанку), его семилетний сын, его шестилетний сын, его трехлетний сын... Кому какого хватило. Гапак начался. Напоминал он все тот же хоровод, только с ритмичным притопыванием одной ногой и поддуванием в такт на свирели. Пока я ловил этот такт, мы вышли из хижины на улицу и гапак начал напоминать детсадовкую развлекуху "бояре, бояре, а у нас невеста". Те, кто пожелал быть съеденными и не участвовал в танце "на брудершафт", валялись со смеху и фотографировали тех, кто честно выполнял свой интернациональный долг. Все. Теперь я тоже - член индейского племени. Я прошел сложный обряд инициализации и могу жить в их общине. Но - не хочу. По крайней мере - в музее.

После танцев - сувенирная лавка. Торговля идет бойко - ну как же, почти все туристы уже чистокровные индейцы. Не могут же они домой не увезти хотя бы частичку своей исторической Родины. Из частичек - все тот же набор: маски, куклы, бусы, сушенные пираньи и макеты пираруку из дерева. Нашу звездочку Тигель ведет в последнюю из неисследованных хижин - самую маленькую. Хижина - как хижина. Тоже явно не обитаема в обычное (без туристов) время. На стенах - индейские трофеи. Шкура обезьяны, изрядно попорченная молью, кусок кожи аллигатора, на вид - очень древний, лук, стрелы в колчане, корни маниоки на столе, чешуя пираруку в банке. Тигель рассказывает о каждом предмете. "Вау" звучит из уст "звездочки" не так часто. Неужели, все наконец поняли, что их, мягко говоря, разыгрывают? Нет, просто - устали от танцев. Начинается дождь и мы спешим в лодку. Проходим мимо полуобнаженной вождихи с младенцем на руках. Рядом - жердочка с пустым кокосом. Хочешь сфотографировать настоящую вождиху - плати. У магазина бегают голые детишки. Все, что постарше - с блюдцами. Для жертвоприношений после фотографирования. В магазине - ажиотаж. За последнюю сушенную пиранью схлестнулись американец и японец. На стороне американца только звездно-полосатый флаг, на стороне японца - все соплеменники. Японец побеждает. Соплеменники жмут ему руку и быстро фотографируются. Наша "звездочка" уже отчаливает от берега. Грустно и тоскливо. Дождь.

После ужина у меня были долгие переговоры с Тиглем о моей предстоящей поездке в Манаус. Не сходились мы в одном пункте - в цене. Но я в конце концов победил и получил в свое распоряжение микроавтобус на полдня (до отлета в Фос-ду-Игуасу) и всю столицу штата Амазонас. Но это - совсем другая история, ибо в Манаусе я уже действовал самостоятельно и сам себе банальных приключений не придумывал...

Интересна Вам эта история? Тогда - читайте (заодно и повторим пройденное). Главный город Амазонии.

Манаус - главный город Амазонии не только потому, что он является столицей бразильского штата Амазонас, а и потому, что является главной отправной и конечной точкой для большинства путешествий, совершаемых по самой большой в мире реке. Чаще всего обычные туристы дальше Манауса вообще не суются. Я не был исключением. Посмотреть на джунгли, на Амазонку, погулять по городу - это все, что мне хотелось. Но в первую очередь меня интересовала "встреча вод" - Манаус расположен в месте слияния двух больших рек - Риу-Негру и Солимоэс, которую европейцы называют Амазонкой на всем ее протяжении. А вот южноамериканцы Амазонкой называют реку только ниже Манауса по течению, как раз "встреча вод" - для них ее начало.

Большинство турфирм предлагает размещаться не в самом городе, а в джунглях вокруг него. В небольших отелях, разбросанных по берегам мелких речушек - притоков как Амазонки, так и Риу-Негру. Нет, это вовсе не значит, что в самом городе гостиниц нет, просто сейчас так моден экотуризм...

Поразмыслив, я тоже решил поселиться поближе к природе - отдохнуть после шумного Рио-де-Жанейро. Правда, такого "приема" даже я не ожидал (подробности Вы уже знаете)...

Но вернемся в Манаус. Живя в гостинице на противоположном от города берегу реку Риу-Тарума, я не имел возможности посетить его самостоятельно. Да и времени опять же не было. Нашлось оно только в день моего отлета - по дороге в аэропорт. Обговорив со служащими отеля цену моей "экскурсии", я получил в свое полное распоряжение на несколько часов отельный микроавтобус плюс дружелюбного водителя в придачу. Водитель по-английски не говорил, но обычный "экскурсионный" маршрут знал назубок и первые пару-тройку часов катал меня по главным достопримечательностям. Их, кстати, в Манаусе не так много - несколько сохранившихся пышных дворцов, один знаменитый театр, оптовый рынок бананов (предполагается, что его колорит должен потрясти заезжих туристов), центральный ("Эйфелевый") рынок и расположенный рядом порт с суденышками всех цветов радуги. Ну, небольшие фавелы - и все.

После "официальной" части экскурсии я пошел гулять по центру города пешком. Оказался он ничем особо не выдающимся - в основном обычные домики XIX-XX века, уже изрядно потертые и одряхлевшие. Попадаются и более современные дома, есть даже несколько небоскребов. Но не они создают атмосферу города. Атмосферу создает грязь. Причем, как и реальная - чего только не валяется на мостовых, так и визуальная - глазу просто негде передохнуть от бесконечных пестрых вывесок, налепленных одна на другую, от бесконечных разноцветных домов, налепленных один на другой. С непривычки от этой пестроты даже тошнить начинает. Но, потом, привыкаешь. Ведь эта пестрота и есть - самый настоящий Манаус. Весь центр города буквально наводнен магазинами и магазинчиками, лавками и лавчонками, рынками и просто палатками. И все пестрит рекламой. Пестрит как в детском калейдоскопе - стоит пройти два шага, как казавшееся желто-оранжевым становится сине-зеленым, бывшее белое превращается в розовое, а красное перекрывается фиолетовым в крапинку. Еще через два шага крапинка превращается в горошек, а потом рассыпается звездочками. Придумывание пиктограмм и символов, похоже, является хобби хозяев магазинов - здесь огромная оранжевая ступня зазывает купить обувь, там кусок автомобиля возвышается над автомастерской, ну а уж рынок бананов не найти просто невозможно...

Полицейский на перекрестке стоит в металлической конструкции, которая очень напоминает ракеты на наших детских площадках, маленькие грузовички (преимущественно китайские) снуют по улицам, нагруженные тюками, словно верблюды. А то, что не поместилось в грузовички дотащат грузчики на маленьких тачках-тележках. И все это - среди налепленных друга на друга двух-трехэтажных домиков-коробок, некоторые из которых при ближайшем рассмотрении могут оказаться бывшим особняком конца XIX века. Короче говоря - типичный пестрый и шумный латиноамериканский колорит.

Очень обаятельный и дружелюбный город, город, где к туристам относятся с некоторой опаской и почтением, как к представителям "высшей расы", при этом не теряя и собственного достоинства. Город, где перемешалось все - роскошь и нищета, индейцы и негры, китайцы и белые, высокая европейская архитектура и грязные бразильские трущобы, пираньи и бананы, дорогие машины и ручные тачки, и даже - вода - черная и желтая. Правда, последняя смесь дается природе с трудом.

В чем же причина этой мешанины? Как это не банально - в истории.

Долгое время на месте Манауса была обычная индейская деревенька. Потом сюда пришли первые бледнолицые - португальцы в 1669 году. Пришли, основали поселок побольше - форт Сан-Хосе-да-Барра (Sao Jose da Barra), да и ушли - а что тут делать-то? За первопроходцами, как и положено, двинули миссионеры - язычников в детей Господа превращать. Удобное местоположение Манауса стало для них некоей отправной точкой для "крестовых походов" в дикую амазонскую сельву. Следом и ученые подтянулись - шутка ли - самая большая в мире река! Впрочем, еще в начале XX века Амазонка таковой не считалась, уступая первенство Нилу. Ну, а уж когда выяснилось, что больше Амазонки реки в мире нет!..

К этому моменту Манаус уже был довольно большой поселок, имел неплохой морской порт. Да-да - морской - сюда, до Манауса, вверх по Амазонке поднимались даже океанские суда. Кстати, они это делают и в наше время. Вот и стал Манус официально деревней в 1832 году (тогда же он и получил свое нынешнее имя, на языке индейцев означающее "Мать Бога"), потом - в 1848 году городом Сьюдад-да-Барра-ду-Риу-Негру. А вскоре (в 1856 году) - столицей образованной провинции Амазонас с прежним названием Манаус. Он был главным перевалочным пунктом на пути доставки богатств Амазонии - золота, диковинных птиц и зверей, бразильского ореха, изделий из кожи кайманов, лекарственных растений, ценных пород деревьев, на "большую землю". Кстати, именно одно "ценное" дерево сыграло в истории Манауса поистине ключевую роль. Об этом Вам в любом путеводителе расскажут. А если не хотите отвлекаться на путеводитель - читайте мою интерпретацию этой истории.

То, что из тропического дерева гевеи, индейцы добывали тягучий сок, европейцы знали давно. История этого "узнавания", кстати, довольно забавна. Первые колонизаторы встретились с огромными следами каких-то неведомых людей. Заочно их назвали патагонцами - в буквальном смысле "большеногие". Позже выяснилось, что здешние индейцы надрезали кору дерева гевеи, чтобы получить тот самый млечный сок, и по несколько раз опускали в сок босые ноги, получалась "обувь" наподобие наших галош, которая предохраняла от влаги и хорошо сидела на ноге. Она-то и оставляла на земле гигантские следы.

А в 1738 году один исследователь удивлял соком гевеи ученых мужей французской Академии наук. Ну да - тянется он хорошо, ну и что? Например, березовый сок гораздо более интересен - его пить можно. Да и кленовый сок туда же - из него в Канаде ах какой сироп делают! А что из этой белой массы, как ее назвать-то даже непонятно, сделаешь? Но название у нее оказалось самое простое - резина. Нет, ну не настоящая резина, но - каучук. Натуральный. Кстати, слово "каучук" происходит от названия "каучу": "кау" - дерево, "учу" - течь, плакать.

Ну и что, опять же? А то - в 1888 году изобрели резиновые шины. Надувные. Очень удобно - для велосипедов, автомобилей, детских колясок. Самое оно. Только вот малость - где же столько резины взять? Как где - в Амазонии! Что тут началось! Даже золото и кофе было забыто! Все кинулись добывать сок гевеи. Каучуковая лихорадка. Деньги хлынули в Манаус рекой - мировая монополия все-таки. Почему в Манаус? Ну как же - тут и порт есть, да и деревья заветные прямо за городской чертой растут. Правда, с одного такого дерева удавалось получать не более семи килограммов каучука в год. А вот если специально для этого плантацию соорудить...

Вот и стали расти в Манаусе дворцы, как грибы после дождя. Один краше другого. Один дороже другого. Надо же было куда-то местным "фермерам" свои миллионы девать. Вот скинулись, и трамвай себе в городе провели. Между прочим, первый во всей Латинской Америке. В 1895 году - на четыре года раньше, чем в Москве и на восемь лет, чем в Петербурге. Даже Рио немного опередили, на зависть его кофейным плантаторам. Может, самое время автомобильную покрышку на герб города поместить?..

Центр города расчистили, проложили аккуратные бульвары, стали думать, чем еще себя побаловать. Рынок решили построить. А кому проект поручить? Ну конечно - самому модному в мире архитектору - Гюставу Эйфелю.

Официально это учреждение называется Муниципальный рынок и занимается тем, чем и должно заниматься - торговлей. Пройдя через парадный портал здания сразу попадаешь на огромную барахолку. Центральная часть рынка отведена для торговцев сувенирами - они ловко впаривают туристам втридорога индейские изделия, произведенные какой-нибудь артелью на окраине Манауса. Как обычно, большим успехом пользуются сушеные чучела пираний и чешуя пираруку. Простые туристы, прибывшие сюда с экскурсией дальше центрального зала и не заходят - им не особо интересно то, что продают на периферии этого здания. А продают там то, что продают обычно на рынках - есть секция с одеждой, есть - с крупами, есть - со специями. Есть фруктовый и рыбный отделы. Есть даже отдел индейской медицины - корешки и сушенные лягушки. Барахолка, она и есть - барахолка. Только цены здесь повыше, чем на других рынках города - центральный, все-таки.

А при чем же здесь Эйфель, спросите Вы? Ха! Вы забыли, что Манаус когда-то пускал роскошную пыль в глаза Старого Света? Собрались как-то видные городские жители во главе с Адольфо Лисбоа и решили - рынку быть! Подумали-подумали и заказали проект ни кому-нибудь, а самому Гюставу Эйфелю. Тот, правда, такими мелочами заниматься не стал, но и от высокооплачиваемого заказа не отказался - поручил делать проект своим подмастерьям. Ну, а чтобы пафос соответствовал Манаусу, было решено воспроизвести в джунглях знаменитый парижский рынок - Ле Халле (Les Halles). Ажурные железные конструкции были изготовлены в Париже и доставлены на место. Смонтированы. Рынок заработал. Но каучуковым баронам захотелось еще больше шика - и рынок оброс портиками и сложной системой небольших фасадов.

Я всеми силами старался запечатлеть это произведение архитектуры, пускай и не самого Эйфеля, но носящее клеймо его мастерской. Повсюду торчали конструкции, очень напоминавшие об Эйфелевой башне - то кусок крыши вылезет, то парапет витиеватый, то стальная клепанная стена веранды местного кафе покажется. Но сфотографировать это НЕВОЗМОЖНО! Отдельные куски, заделанные фасадом, завешанные китайским кофточками и футболками, заваленные коробками из-под бананов и пива - негде приткнуться. Я честно обошел весь комплекса по периметру. И так, и сяк, и с набережной Риу-Негру, и с боковых переулков пробовал - все бесполезно. Внутрь опять заглянул. Глаза видят, да зуб (точнее - объектив) - неймет. Стало понятно, почему фотографий этой манаусской достопримечательности нет ни в путеводителях, ни на открытках. Так что - уж не обессудьте.

Но для манауссцев - нормально. Или что? Маловато будет? Деньги еще остались? Тогда самый красивый в мире театр отгрохаем. И самый, естественно, дорогой. А назовем - "Амазонас". В честь нашей родной округи. Будем приглашать туда выступать самых-самых звезд.

Хотя я лично испытал разочарование, увидев само здание знаменитого театра - стоит эдакая махина в несолидно-розовых тонах на огромном цоколе, так, что даже самого здания на нем не видно. Да еще большой сине-желтый купол от планетария к нему присобачили. Центральный фасад и вовсе словно сошел с упаковки шоколадки "Вдохновение" - ну вылитый портик Большого театра. Просто не здание, а торт-пирожное для большой, но дешевой свадьбы. При ближайшем рассмотрении, правда, фасад оказался не от Большого театра, но менее массивным от этого не стал. "Фи, - подумал я, - если все достоинство театра в его размерах и пропорциях, то - фи." Взять хотя бы Муниципальные театры в Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро - они и то поизящнее будут. Хотя и теряются на фоне окружающих небоскребов. "Амазонас" не теряется, он возвышается над городом, но это лишь подчеркивает его нелепую громоздкость.

Строительство театра началось в 1884 году с подобающим для нуворишей размахом: итальянский мрамор и венецианское стекло, французская мебель и бронза, шотландская металлическая арматура, зрительный зал на 1200 посадочных мест.

Наконец, театр среди джунглей (Манаус был тогда значительно меньше по размерам и в его скверах спокойно чувствовали себя "много-много диких обезьян") в 1896 году распахнул свои двери. Войдем и мы в них, спустя 110 лет.

Купив в вестибюле билет на осмотр - желтенькую бумажку, похожую на кассовый чек (сколько он стоит, я не помню и врать не буду), ждем несколько минут, пока наберется наша группа. Трех человек оказывается достаточно и милая девушка-экскурсовод с черными глазками-бусинками начинает рассказ. Содержание рассказа вкратце повторяет то, что я Вам уже сообщил и после вводной части мы следуем ко входу в зрительный зал. Входим. Вах! Вот она - красота. Темно-красный бархат, деревянные кресла, роспись на потолках, мрамор и все прочее во всем своем великолепии. Ни следа гигантизма, лишь легкий намек на нескромную расточительность. Просто настоящий европейский театр - и все тут.

На сцене репетирует оркестр (по слухам в нем очень много белорусов) - готовится к вечернему спектаклю. Будут давать "Аиду". Ну что ж - "Аида" в джунглях куда уместнее "Ивана Сусанина". Хотя как посмотреть... Ладно, не будем отвлекаться, пошли балконы-ложи смотреть. Вах! Все та же красота, только колонны добавились.

Мы же пойдем в другую залу. Зал для балов. Только тапочки музейные нацепить не забудем, чтобы натуральный столетний паркет не попортить. Входим. Большая комната вся в зеркалах. Отделка под стать отделке зрительного зала.

- Этот зал ни разу не использовался по своему прямому назначению, - объясняет нам девушка-экскурсовод. - Слишком неудобное пространство - слишком вытянутое, пары не могли здесь развернуться. Еще раз напоминаю, что фотографировать со вспышкой запрещено - яркий свет вреден росписям. Кстати - на стенах вы можете увидеть сцены из известных опер (я узнал лишь "Отелло"), а на потолке представлена аллегория...

Аллегория чего именно, я уже позабыл, но сюжет помню - в облаках витает девушка с венками в руках, вокруг нее витают разные небесные создания, а снизу - крона дерева гевеи и подпись "Манаус, 1899". Росписи эти, безусловно, наивные, но - жизнерадостные и талантливые. Чувствуется, что буйство природы за окном передалось художнику.

Идем в коридор осматривать старинный комод. Да не комод это вовсе - гримерный столик конца XIX века. Современные от него недалеко ушли - их только электрофицировали, да лишний декор упразднили.

Следующим пунктом нашей экскурсии стала лестница. Чугунная, англицкого литья.

- По этой лестнице никто не ходил, - продолжает наша девушка. - Она слишком узкая - дамы в вечерних платьях на ней просто-напросто не помещались. А кавалеры без дам идти отказывались, тем более, что была большая вероятность подскользнуться на ее отшлифованных ступеньках.

Да - лестница ажурная, красивая. Но крутая и неудобная. Идем дальше, может быть что-нибудь действующее найдем.

- Этот зал посвящен истории театра. Вот на этом стенде можно посмотреть балетную пачку и пуанты начала XX века, в похожих танцевала на нашей сцене знаменитая русская балерина Анна Павлова. А вот парадный фрак манаусского плантатора - в таких фраках жители города ходили в театр. Вот стул - настоящий, того времени, остался после ремонта зрительного зала. На стене вы можете увидеть график, на котором указаны все важнейшие события в жизни театра "Амазонас" и кто в каком году здесь выступал.

Я внимательно изучил диаграмму, но никого знакомого, кроме Анны Павловой, Сары Бернар и Энрико Карузо не нашел. Не страшно.

- Сейчас, уже на протяжении нескольких лет, в театре восстановлена традиция ежегодных оперных фестивалей. Кстати, сегодня у нас дают "Аиду" - приходите. На этом наша экскурсия окончена, большое спасибо за то, что нашли время посетить нас. Буклеты и компакт-диски вы можете приобрести на входе, рядом с буфетом.

В буфете за прилавком сидела девочка лет восьми и строго смотрела на двоих посетителей. Ее старшая сестра (лет одиннадцати) аккуратно раскладывала на стойке-витрине буклетики и календарики. Вошла их мама. Она была беременна. Житейская пастораль провинциального театра, выступать на сцене которого еще сто лет назад мечтали многие артисты - бешенный успех и бешенный гонорар был обеспечен...

"Будем приглашать туда выступать самых-самых звезд" - думали когда-то манаусцы. "А еще..."

А еще англичане наконец научились разводить гевею на Цейлоне, а голландцы - на Яве. Там оказалось и дешевле, да и поближе... А потом и искусственную резину изобрели. Все. Лихорадка закончилась. За несколько лет все плантаторы разорились и распродали свои дворцы. На стройматериалы.

Правда, в 1928 году, всем известный автопромышленник Генри Форд решил избавиться от англо-голландской монополии. Раз уж контрабандные бразильские саженцы так хорошо прижились в незнакомых местах, то дома уж они-то точно будут себя чувствовать не хуже! Да и потом Бразилия от США все же ближе какого-то там Цейлона. Форд даром получил огромную территорию, правда не возле Манауса, а ниже по течению - поближе к океану. Нанял тысячи рабочих и крестьян. Те свели на нет все джунгли в округе, посадили семена гевеи. Те взошли. Радости Форда не было предела - он утер нос этим европейским снобам. Но это была не настоящая Амазония - слишком много Солнца и слишком мало дождей. Восемнадцать лет он пытался воссоздать кусочек сельвы, но в конце концов признал свое поражение...

А Манаус тем временем мирно спал. Спал почти весь XX век. Пока не началась новая лихорадка - туристическая. Едут сюда простые пенсионеры из Германии и простые студенты из США. Впрочем, Манаус по-прежнему остается провинциальным и сонным городом. Сонным и одновременно - суетливым.

Нынешнее его население по официальным данным составляет более полутора миллионов человек, а по неофициальным - уже давно за два миллиона перевалило. В современном Манаусе достаточна развита промышленность - есть большой нефтеперерабатывающий завод (его нефте- и газохранилища очень хорошо видны с Амазонки) - ведь здесь центр автозаправочных (простите - лодкозапровочных) станций всей округи, деревообрабатывающий завод, джутовая и каучуковая фабрика - а из чего Вы думаете презервативы делают? Из натурального латекса - продукта переработки все того же сока гевеи. Ну, и конечно, ученые Амазонку изучают. Даже специально для этого большой Ботанический сад и специальный Институт по исследованию Амазонии открыли.

Вот и процветает сейчас Манаус, одиноко стоящий среди бесконечных джунглей, не хуже прежнего. Я тоже свою лепту в это процветание внес - небольшую кучку денег в нем оставил. А Вы не желаете? Все, нет повести печальнее на свете, чем повесть о познании миров неведомых в окрестностях вполне обычных мегаполисов. За вполне обычные мегаденьги. Хотя... Мне было интересно. Интересно. Было бы интереснее, если бы не было Тигля, не было бы "звездочки", было бы больше времени и собственная лодка. Пусть даже со старенькими мотором. И все же, я теперь могу гордо заявлять: "Да, я был на Амазонке". И потупив глаза продолжать: "Только как турист. И ничего толком не видел." А Вы? Интересно было Вам читать все это? Не пропал интерес к этому краю? Нет? И - правильно. Все - на Амазонку!

А нас Женей ждут совсем другие впечатления. Может быть Вы и про них когда-нибудь прочитаете...

Подписаться на автора
Комментарии к отзыву (1)
Добавить
author-name
веселый доктор
Россия, Санкт-Петербург
21 февраль 2008 г.
Ваши рассказы читаю, как художественные произведения, РЕСПЕКТ
Ответить

Встречайте Лето и Осень вместе с TOUR EXPRESS! Летим осенью в «Аргентину-Уругвай-Парагвай-Бразилию» (31.10-13.11), все а/б включены, по уникальной цене (3790$=14дней=4страны), вкл. а/б! Поиск попутчика.
(495) 781-81-77, (812) 327-77-70 • www.tourexpress.ru

В начало страницы
banner-dzen