Личный кабинет
Войти
Регистрация
Регистрация
Зачем вам это?

Делиться с другими своими впечателениями об отдыхе;

Общаться и заводить друзей среди туристов;

Обрести популярность в нашем сообществе.

Регистрация с помощью:
или
Зарегистрироваться
Регистрация турфирмы на нашем сайте позволит вам:

Отвечать на отзывы клиентов и быть более заметным среди целевой аудитории;

Повысить позиции вашей турфимы в поисковых системах;

Внести фирму в базу сайта и получать звонки;

Регистрация в качестве официального представителя отеля позволит вам:

Увеличить количество прямых бронирований вашего отеля;

Иметь надежную обратную связь со своими клиентами;

Отвечать на отзывы от имени администрации отеля.

Забыли пароль?
Укажите свою почту и мы вышлем вам новый :)
Отправить
Москва. Россия
5 отзывов
Отзыв написан: 9 июня 2014 г.
Москва. Россия

                                    ПРО  РЕКОРД  СКОРОСТИ  БРОНИРОВАНИЯ
         В этом году мы точно знали, где окажемся. Маму на работе прикрыли, и мы рванули к тёте Оле. Она поливала цветы из чайника, и, увидев нас, испугалась, сказала, что теперь у них по записи, и через 20 минут туристы придут. А потом сказала, что думает, мы успеем. Отставила свой чайник, и мы все рванули к компу. Первым номером в мамином списке был отель имени меня – «Александр бич», но цена на него оказалась не такой как на сайте. Вторым номером была «Дорета бич 4*». Тётя Оля сказала, что знает такой, правда, отказалась его бронировать у маминого оператора, сказала, что давайте поостережёмся. Нашла у «Библиков». Цена была одинаковой, и мама согласилась. Потом тётя Оля увидела номер с видом на море и предложила одну тысячу за него доплатить. Мама сказала, что да, надо брать. Тётя Оля спросила, знает ли мама про один нюанс этого отеля? Мама сказала, что знает. Я спросил, что за нюанс? А мама удивлённо посмотрела не меня и сказала: « О, говорящий чемодан!» Потому, что я в разговор взрослых влез. Я обиделся, и ушёл в гостевой угол тырить бесплатные конфеты. В общем, минут пять они чудили с отелем, ещё минут пять тётя Оля распечатывала доки и пересчитывала денюжки. В итоге, за 67 тонн полновесных, честно заработанных российских рубероидов мы получили 10 ночей в номере с видом на море в отеле на «олле», визы, страховку от невыезда и  удобный перелёт «Трансами».
   ПРО ТО, ЧТО КАК ОТПУСК НАЧИНАЕТСЯ, ТАК ОН И ЗАКАНЧИВАЕТСЯ     
                                             (примета такая)

            Перед поездкой папа меня в парикмахерской подстриг, а мама очень   расстроилась, сказала, что такого каракуля испортили. 
             Летели из Домика. Первый раз визы мы получали в аэропорту, и мама нервничала. Но всё обошлось, нам выдали наши паспортины, с огромными, чуть не в половину, белыми нашлёпками со штрих-кодами.  Мама свой в руках повертела и сказала, что не гламурно ни разу. В Домике была жуткая духота, кондюки у них, наверное, полетели. Да ещё и регистрировали нас всего в двух окошках. Мы пристроились в хвост длиннющей   очереди. Сразу же, далеко впереди, брякнулась в обморок девочка, чуть старше, чем я. Мама вздохнула, что вот и отпуск начался, и уже хотела идти, но тут же появились тётенька с чемоданом и дяденька с креслом-каталкой и стали девочку реанимировать. Наверное, не одна она была такая. Положили её на тележку для чемоданов, подняли ноги вверх. Мама сказала, что вот Шура, учитесь, классика, ортостатический коллапс. Это когда долго стоишь на ногах, кровь от мозга отливает, и он даёт команду: «Вырубайсь!». Но здесь был и хороший момент: нам дали ещё два окна. Мы просто развернулись на 180 градусов и дело пошло веселей.
              В этот раз злобная птица - обломинго прочно села маме на пятки.  Мимо места у окошка  её прокатили, но она слопала мою порцию, чем улучшила себе настроение. Полёт в Грецию с «Трансами» – слава Богу, штука скучная. Не то, что с «Московией» в Хургадинск. Мне мама рассказывала, что когда мы в первый раз в Египет летели, полсамолёта были дети, мы, то есть. И мы этот самолёт захватили. Мы сначала долго бегали по проходу в одну сторону, потом в другую. Стервадессы  были опытными, и сразу после перекуса попрятались. Поэтому мы никого не затоптали. Потом мы поползли под тремя рядами центральных кресел. Прямо как в «Маугли» красные собаки – сплошной волной. Маму больше всего удивило, что я был в светлых джинсах, и они чистыми остались. То ли самолёт негрязным был, то ли я не в первых рядах полз.
                     
ПРО  МАЛЕНЬКИЕ МЫСЛИ В ЗАЛЕ ПРИЛЁТА   
               Выгрузившись из огромного трёхсемёрочного «Боинга», мы пошли на переход греческой границы. Мне кажется, что греческие пограничники, это особые особи, которые размножаются делением или почкованием. У них всегда хмурые, усталые, подозрительные лица. Мысль на этих лицах читается всегда одна и та же: «Как вы надоели, гады…». Наверное, им всю ночь  мешают спать, надевая сапог на голову, или пытаются накормить их мылом.  Среди них практически никогда не встречаются дамы. То ли дело греческие таможенники. Обычно, это толстые, усатые дядьки. Они всегда улыбаются, как кошки на помойке и вообще довольны жизнью.
             С точным ударом греческого штампа (аккурат поперёк физиономии), мамина виза ушла в глубокий нокаут. По мне в очередной раз промахнулись. Мама покрутила в руках свой паспорт с фиолетовой котлетой вместо лица и сказала: « Силь ву пле, гости дорогие, cиль ву пле». Я засмеялся, и сказал, что это по-гречески «добро дошли».
             Багажная ленточка недолго притворялась мёртвой. Минут через пять она ожила и заструилась по привычному маршруту. Народ напрягся, на ленте появилось два предмета: один большой и длинный, второй маленький и короткий. В первом, мама определила водные лыжи, потому что умеет на них кататься, во-втором, я – палатку, потому что похожую  мне когда-то приносили Дед Маразм и Снедурочка. Народ расслабился. Ленточка уснула. Чтобы в следующий раз опять внезапно проснуться минут через семь. Народ снова напрягся, ломанулся к ней и снова расслабился, потому что «за роялем было то же». На включение ленты в третий раз мы не отреагировали, а зря. Лыжи с палаткой, как крысолов с дудочкой привели за собой наши чемоданы. Последние два года носить чемоданы – это моя обязанность. Мама скомандовала мне «Фас», и я рванул. Это у нас в детстве игра такая была. Я изображал собачку, сложа лапки на груди, вывалив язык и часто дыша. Она кидала мне палочку, а я её приносил. Мы так один раз на детской площадке поиграли, а потом нам пришлось оттуда быстро валить, потому, что все остальные детишки стали за нами повторять, а не всем мамам это понравилось.
                                                      ПРО  ОТЕЛЬ
                Мы шустро (очень уже хотелось начать отдыхать  на «олле») заполнили своими бледными тушками автобус. Гидша предложила нам настроиться на длительное путешествие по горному серпантину. Её шутку мы вполне оценили, когда минут через пять автобус остановился у нашего отеля. Всё содержимое автобуса желало отдыхать именно в «Доретке». Отель был большим, как сказала мама в её вкусе. Большой холл; шопчик; ресторан; бар; тубзик; чемоданная хранилка; столики с креселками; фонтан, меняющий цвета; мандариновые бонсайные деревца ( мандаринок после нашего появления явно уменьшилось); классные огромные часы из куска коры и верёвок; пара здоровенных, под старинные сундуков. Я один открыл, любопытства ради. Ничего там нет кроме огрызка и пары фантиков. И хотя нас был целый автобус, две дамы на ресепшен «переварили» нас быстро. При этом улыбались, как будто мы были их давно потерянными и внезапно нашедшимися родственниками. Нам дали 510 номер. Мы взяли пластиковые ключи и покатили вещи к лифту. Лифты там прикольные. Их три. Дело в том, что нельзя нажимать кнопку вызова, пока не уедут уже занятые лифты. У них просто двери не закрываются. Мы не знали, и жали себе на кнопку, а народ в лифте стоял, и уехать не мог. Нам потом объяснили, мы извинились, посмеялись, сами уехали. Через пару дней уже мы,  вновь прибывшим объясняли, в чём тут фишка.
               Номер был на последнем, пятом этаже. Номер был классным. У нас была ванная с гидромассажем, душевая кабинка, белый фаянсовый друг, раковина с кусочком мыла. Мама совершила стратегическую ошибку – взяла с собой гель для душа. Комната, как сказала мама, была в стиле хай-тэк. С отделкой под дерево, металлическо-верёвочной сидушкой, плоским телеком, холодильником,  картинкой, в которой мама увидела какую-то ободочную кишку. И балкон. Точнее - мини вертолётная площадка. Там вполне можно было дискотеки устраивать. Стоял столик со стульчиками. И самое главное – потрясающие, похожие на яичницу-глазунью закаты морские. Комната от ванной отделялась матовым стеклом. Вообще, архитектура у этого отеля странноватая, но прикольная. Мы часто пешочком вверх-вниз ходили. Есть номера, где видом из окна является вид на соседнее окно. Вот люди рады-то, наверное, были. Хотя, номер всегда и поменять можно. Справа есть большая детская площадка. Машинка на аккумуляторе. Я прокатиться хотел. Мама сказала, что я деградирую. Есть корт, волейбольная площадка на пляже. Можно в футбол побегать, бильярд бесплатно погонять. Интернет за бешенные деньги -2 Э полчаса.
 
                              ПРО ТО, КАК МЫ БОРОЛИСЬ С УРБАНИЗМОМ
               Стояли мы так на балконе, видами любовались. Случайно налево посмотрели, пилить вашу кошку – труба какая-то торчит. Мама поизучала её, и сказала, что, наверное, это местная ТЭЦ. Вид совершенно дурацкий. Мама сказала, что не желает на отдыхе всякий там урбанизм видеть, ей его и дома хватает. А желает она видеть пейзажи, пейзанок и пейзанов, то есть крестьянок и крестьянов. А эту трубу она будет игнорировать. Так мы и поступали: эта труба у нас в глухой игнор ушла.
                                                ПРО ГОРНИЧНЫХ
            Горничная у нас была болгарка. Она по - русски понимала и говорила хорошо. Мама как всегда денежку в 5Э через день под одеялкой оставляла. А как мы приехали, ещё и маленький подарок положила. Убирали всегда до 12. С моря придёшь, уже убрано. Однажды мы пришли, а у нас ни одного полотенца. Ну, мы своим вытерлись, не проблема, а после обеда ломятся к нам в номер, аж трое. Хотя мы никуда не звонили и не жаловались. И у нас оказалось вместо пяти полотенец семь. И ещё меня всегда веселила мамина фраза утром:» Саша, вставай,  убраться надо, а то сейчас горничная придёт».
                                            ПРО  МОРЕ  И БАССЕЙН
               Сразу после приезда мы решили макнуться в море. Взяли полотенчики. Мы свои возим, но в отеле тоже можно взять, если  залог оставить. Спустились на пляж. Ага, наивные, в пятом часу вечера на пляже свободный лежак захотели. Мы легли на травке рядом с виллой. Это на пляже такой домик двухэтажный. Там, наверное, номера семейные. Здорово, что он на пляже, мы видели, как народ лежаки прямо на балкон вечером затаскивал. Классный способ хранения. Почему-то кажется мне, что это русские там жили. Жить там, наверное, здорово, только в этой вилле ещё туалет пляжный находится. Вот это как бы, не комильфо. Когда весь день мимо твоих дверей народ свои анализы носит. Пляж – лежаки с зонтиками в два ряда. Зонтиков с лежаками много, но народа в отеле ещё больше, и фигушки, если часикам к десяти прийти, можно зонтичек найти. Мама в семь вставала, занимала лежак. В это время и у бассейна мест много. Позже – только стоя. Бассейн большой. Стаф шустрый, бегает вокруг него быстро. Ещё б ему не бегать, если народ так и норовит с мостиков в воду булькнуться. А глубины там всего-то два метра. Пляж от отеля отделен деревьями. Мы с мамой под этими деревьями и лежали, чтобы не очень загорать. Всегда на одном месте. Рядом с нами тоже всегда располагался, как мама сказала немецкий прайд, мужчина с женой и двумя дочками. На второй день мы уже здоровались и так и говорили, если их видели: «Наши немцы куда-то пошли». После полосы деревьев идёт песок, потом галька, потом, в воде уже снова песок. Как торт слоёный. В воде есть мягкий волнорез. Он полуразрушен и далеко в море не уходит, но всё равно прикольно: плывёшь, а потом, раз и встал на что-то мягкое. Воды по пояс, я рядом  с тобой люди барахтаются, до дна не достают. Постоял и дальше поплыл. Вода чистая, но мутноватая из-за песка. Рыбы есть, но немного. Волны тоже есть, хорошие такие. Мы вдоль берега шли, а одна дама истерила кому-то по сотовому, что в море зайти нельзя. Ерунда полная. Справа – владения кайсеров, их пляж от отельного отделен мысом. На берегу их гнездо – «центр кайсер-спорт» называется. Мы с мамой раз решили вправо, за кайсерские владения уплыть. Обошли  по берегу, их территория, зачем людям мешать. Мне мама уже баллон в шопчике купила. Кайсеров прошли, в море зашли, но там водоросли оказались. Мы на баллоне в сторону аэродрома поплыли. Там мыс был. Напротив пляжик с шезлонгами. Там песок очень мягкий. Обратно решили мимо этого мыска  на баллоне пройти, против ветра. Метров  пять минут пятнадцать мучали. Народ с берега с интересом наблюдал за этим глупым занятием. Потом люди из нашего отеля тоже за кайсерский пляж купаться ходили. С другой стороны отельного пляжа есть «Теологис ватер спорт». Разные моторные виды спорта. И мягких волнорезов  на этом пляже штук пять.  Мы решили на парной ватрушке прокатиться. Впервые в жизни. На «экстриме», это когда ты пузом на ватрушке лежишь, а катер тебя тащит, побоялись. Стоит 15 Э за тушку. «Экстрим» чуть дороже.  Море без буйков. В катере двое дяденек. Один рулил, другой нас фоткал. Было очень здорово. Правда, когда папа фотки увидел, маму поругал. Сказал, что уж ей-то знакомы последствия таких  вот покатушек, и что мы должны пообещать, что больше в такую штуку не сядем. Мы и пообещали.  Ещё бы, у нас на следующий раз поездка на «экстриме» запланирована была. Вода тёплая, а после 14 числа, по маминым словам, стала просто неприлично тёплой. Там прямо жить можно было.
                                              ПРО БАРЫ И РЕСТОРАНЫ
            Когда мы спустились в первый раз на ужин в ресторан, маме тётенька предложила: «Апперетив?» Маму так смешно перекосоротило. Она улыбнулась, сказала, «спасибо, нет». А на следующее утро ей на входе предложили шампанское. Её опять перекосило. Я смеялся, «Брильянтовую руку» вспомнил, и как папа над ней шутит, что вот мы вас в семнадцатом году не додавили, а она говорит, что скоро юбилейная дата и вполне можете повторить. Но больше, выпить ей в ресторане не предлагали, наверное, запомнили. Ресторан большой, хотя если придёшь в час пик, можно и в очереди постоять. Но мы только раз так попали, да и ждали совсем немного. Крольчатина, страусятина, крокодилятина и мраморное мясо в меню отсутствовали. Зато были: кура, индюшка, свинина, бараний шашлык и говядина. Тухлый сыр (с плесенью) – всегда. Правда, через день меню стало странноватым. Пересушенная рыба, тухлосыр исчез. Мама выдвинула версию, что какие-то счета в банке не прошли. Но это было только день, потом вернулось былое изобилие. Мама обнаружила фрукты- бананы и яблоки в тесте, как для пончиков. Она целую тарелку их нагребала. И за добавкой меня гоняла, я говорит, на отдыхе. Ага, а я где? Хотя говорит, что на «олле» и есть то особо не хочется. Правда, она жить не может без супа. Но попробовав их суп из брокколи, заявила, что суподела – утопить в его же творении, а пончикомесу выдать премию и медаль «лучший по профессии». В ресторане есть детский мини ресторанчик с детским меню. Там вкусная пицца и специальные детские шашлычки. И взрослым там ничего не дают. Наконец-то!  Вкусные персики и сливы, ну, арбузы с дынями, это как всегда. Ещё бананы, яблоки и апельсины. Пирожные – много и вкусно. Мороженое.  Бухло: пиво, красное вино, белое и розовое. Вино в ресторане в бутылках можно купить. Лежит на столе в корзинках. Стоит 12 Э. Устрицы, кстати, имеются. Также как уже упомянутое шампанское и консервированные ананасы. Можно всё смешать и сделать коктейль «мечта буржуя».
                 Один бар находится напротив ресторана, там и за деньги тоже. Второй бар у бассейна. Там без денег, но натуральное убийство. Народу, желающего дринкнуть, как в Китае, а барменов всего трое. Картина такая есть, «Взятие снежного городка» называется. Мы по ней изложение писали. Третьим номером идёт таверна «Варка». Там лодка рядом валяется. Это, наверное, специально для русских. Наши как нажрутся, лезут туда фотографироваться. В таверне можно пообедать, поужинать, пива, вина попить. Везде два вида сока: апельсин и яблоко. С утра сок вкусный, потому что не всё ещё выпито и водой не долито. А желающих много. Прикольно, что бумажки с просьбой не наливать вино в бутылки, т.к. «его много и вы можете налить его всегда и везде» написаны не только на русском, но и по-немецки. Испортили мы немцев.
                      Самое главное мамино разочарование-это фраппе. Был он, по её словам не такой, как в Косовской «Димитре», не вкусный. Это была трагедия.
                Но, в  общем, молодцы, греки. Вкусно, и никакой очковой болезни.
                                                  ПРО КОШЕК И СОБАК
                Кошка в отеле есть. С прицепом в виде котёнка. Обычно они лежат в кустах при входе в ресторан. Им приносят колбаску, ветчинку. Вот только еду приносят в салфеточках, на салфеточках и оставляют. Колбаска съедается, а салфеточка остаётся. Непорядок. Однажды мы видели папашу, судя по расцветке. Этот котзилла  разболтанной походкой приблизился к несчастному семейству, сожрал единственную колбаску и удалился, не оглядываясь. Мерзкий тип.
               Вышли мы как-то из отеля направо, по деревне погулять. Видим, сидит под навесом на здоровенной цепи симпатичный пёс. Пролетарской наружности, средней окружности. Мама его пожалела, хотя, судя  по отсутствию еды в пустых мисках, и по большому количеству вокруг того, во что еда обычно превращается, кормили его не плохо. Мама решила его напоить. К миске правда, она побоялась подходить, вдруг зверь не так поймёт. И она не придумала ничего умней, как этому псу из бутылки воду прямо на бОшку полить. Пёс обалдело помотал головой  и очень внимательно на нас посмотрел. Наверное, запоминал.
                                            ПРО ГОРОД РОДОС
                  Напротив отеля остановка автобусов. Ехать можно хоть куда. Хоть в Родос, хоть в Кремасти, хоть в Теологис. Но мы лёгких путей не ищем. В Родос мы решили ехать на великах.  Аренда авто и великов – дорогу перейти. На сутки велик стоит 5Э + 1Э (не помню, за что) = 6Э. Вернуть нужно в этот же день.  Оказалось, что ехать до Родоса 20 километров. Туда-обратно – 40.Мама спросила: «Оп ля-ля, доедем?» Потом сама сказала, что мы рекордов не ставим, в желтой майке лидеров  в Родос въезжать не собираемся. Ослов ищем. Устанем, отдохнём, водички попьём. Утром после завтрака и рванули. Перед этим я, правда, повыпендривался, потому, что велики оба были женские, да ещё дурацких желтых и оранжевых колеров. Мама попросила корзинки нам присобачить. Поехали по тротуарчику. Мама решила заняться любимым делом – песню спеть на природе. Но я-то кое-что видел, и сразу сказал, что здесь народу полно. Она отмахнулась, и запела во всю глотку. Из-за дерева высунулась тётенька и стала смотреть на нас. Я сказал маме. Она увидела эту тётеньку и, ойкнув, заглохла. Я засмеялся, и сказал, что хотела видеть пейзанов и пейзанок, вот и получи. Ещё несколько раз я оглядывался.  Тётенька всё стояла, приложив руку ко лбу, и смотрела нам в след. А мама петь больше не пыталась.
Ехать было легко. Солнце пекло ещё не очень. Мы быстро доехали до городка Парадизи, где аэропорт. Напротив, справа был какой-то монастырь. Я боялся, что мама меня туда потащит, но обошлось. Цель была другая. Дорога здесь разветвлялась, и хотя нам дали карту, мама решила подстраховаться, и отправила меня к магазинчику стройматериалов. Там сидел мужчина, я спросил дорогу на Родос. Он ответил, что всё время прямо. Сделали привал с мороженым и водопоем. Дальше, уже слева было старое кладбище, я снова испугался, что она меня теперь туда загонит. Но тоже обошлось. Следующим городком был Кремасти. Мы поржали, в смысле, что из Кремасти в Парадизи, минуя Чистилини. Кремасти больше, чем Парадизи, большая, красивая, белоснежная церква. Домики старинные двухэтажные, улочки узенькие, и провода. Почему-то именно в Греции в городках много таких проводов, как в небо посмотришь – всё в железных проводах. У нас таких нет, а если есть, то пластиковые и не так много. По тротуару нам на встречу шла бабушка с корзинкой. И была она такая вся уютная, бабулькинская такая, что мама ей сказала, «Калимера, бабушка!» А та улыбнулась нам «Калимера, калимера!» Зеленый городок, цветочный. Красота кругом, лепота! Вот только солнце припекать начало. Мы решили кремом от солнца намазаться.
 Мама почему-то хотела посмотреть какую-то глиссаду. Почему-то интересно ей было, как и куда самолёты садятся. Слева, наконец-то открылось море. Справа стеной стояли горы. Внизу в ниточку вытянулись домики с черепичными крышами. Иксия. Мама сказала, что если вместо дороги были бы рельсы, то это была бы вылитая Абхазия. Очень красиво. Можно ехать по дороге, а можно по тротуару  с плиткой. Мы решили искупаться. Пляж был галечный, а в воде – песок. Да такой мягонький, бархатный,  что это даже сквозь подошвы плавательных тапок чувствовалось. Волны были маленькие, не как у нас. Ух, мы и уплавались! Намотали наши мокрые трусера на рули великов,  и снова в путь. Впереди был последний рывок до Родоса. Самый трудный отрезок, в гору. Я заехал, мама – нет. Она пешочком. Взобрались в гору, а с горы уже и он – Город.
          Ну, здравствуй, Родос, античный, мудрый, суетный. А народу! А машин! Нам пришлось пешком идти. И это в будний день. Пробрались к порту. Огляделись.  Нет ослов! А символ Родоса – олень. Гуляли по Городу, ноги отвалились. Зашли в магазинчик за водой и мороженым, а там не «самбери», а прилавок с продавцом. Мы стоим, обсуждаем, как бы нам понятней объяснить ей, что хотим. Она нас слушала, слушала, а потом говорит:»Говорите по–русски, я здесь 16 лет живу». Сидим мы на бордюрчике с мороженым, водой, соком, жизнь прекрасна! Туристы гуляют, дядька тротуар ремонтирует, автобус двухэтажный мимо проехал. Даже обратная дорога в 20 кэмэ нам по барабану. Мама говорит, что вот мол, всё так же, как и пару тысяч лет назад. Нас из шорт в хитоны и тоги переодеть, магазины с  чипсами и мороженым на лавки с мешками  муки и амфорами с оливковым маслом заменить, по улицам вместо  машин и мопедов ослов с лошадками пустить. И вот он тот же город, дышит  толпа разноголосая, гомонит, торгуется, зеваки шатаются. А мама снова говорит, чувствуешь, как время сквозь нас струится? Руки в стороны вытяни, и как песок сквозь пальцы потечёт. Мальтийский крест, османы, итальянцы.  Ух, Родос, волшебное место.  Сидели мы, сидели, прибалдевшие слегка. А потом  снова бродить пошли. Но ослов мы в Родосе не нашли.
               Обратно ехали под палящим солнцем. Увидели большой шопчик, кажется, городок назывался Фелиримос. Мы его запомнили. Шопчик, конечно. По дороге, кстати, немало мостиков, то есть речушек на Родосе много. Перед аэропортом мама слегка «сдулась», шла пешком. Там подъёмчик небольшой, а у неё, как она сказала, колени развинтились. Но она отдохнула и быстро меня нагнала. Вернулись незадолго до ужина.  Ещё в море успели макнуться.  Итог такой. До Родоса может доехать практически, любой.  Даже с минимальной подготовкой, как мама. Она на велике только в отпуске ездит. А уж такие монстры, как я, тем более. Я дома на велике и в музыкалку езжу, и на тренировки. Проблема только в солнце. У нас руки и ноги обгорели. Так что ехать надо в длинных штанах и рубашках с длинными рукавами.  В отеле с мамой всё время разговаривал какой-то француз. Он с ней по-английски говорил.  Он был с мальчиком, с сыном, наверное, они часто в теннис играли. После Родоса мы с мамой стояли у ресторана, а он нас увидел, ломанулся к нам через весь холл, по пути щит какой-то турфирмы снёс. И спрашивает, почему нас утром на пляже не было. Мама сказала, что в Родос на великах ездили. Он так удивился, даже переспросил: на байках? Это же 20 километров. Мама сказала, что, да, на великах, 20 километров. Он опять удивился, и сказал, что у нас ноги сильные, А мама плечами пожала, что, мол, ноги как ноги. Иностранцы нас, русских, наверное, чокнутыми алкоголиками  считают.  Теперь чокнутыми алкоголиками на велосипедах.
                            ПРО ВОЙНУ, ЖЕСТОКУЮ И БЕСПОЩАДНУЮ
                 Это не про немцев. Это про комаров. Но эти гады, как фашисты нападали без предупреждения. Мама хотела мне купить  пшикалку от укусов.  А когда узнала, сколько она стоит, сказала, что «пусть лучше чешется». Шутка. Купила, конечно.  А вот само средство то комаров она, конечно, забыла. Спасибо бабушке, положила. Когда процент моих покусов и расчёсов зашкалил,  мама обозвала меня собакой шелудивой, и начала военные действия. Кондюк был центральный, т.е., что есть, что нет. Но мама решила, что мне полезней свежий воздух. Поэтому балкон у нас не закрывался. Вот через него они к нам и пробирались. А ещё из труб в ванной. Вечером мама закрывала балконную дверь прозрачной шторой, захлопывала дверь в ванную, и, притворившись, что читает, устраивала засаду. Как только она видела цель, бралась за баллончик, крутила воображаемый барабан, как у револьвера (не может не подурковать), и, подкравшись  к летящему кровососу, прямо  влёт гасила его из баллончика. Ни разу не промахнулась. Я ей сказал, что она прямо снайпер. А она говорит, ещё бы, и что у неё даже значок «меткий стрелок» есть. Во как, а я не знал. Надо с ней поосторожней. А то, чуть что не так, загасит, на фиг. Из баллончика.  Но за пару дней она  всех комаров повывела. Так что,  без антикомарина на Родосе плохо.
                                            ПРО МАМИНУ ДВУЛИЧНОСТЬ
           Вот сама всегда говорит, что ей бы не хотелось, чтобы я вырос мордоманом. А то у них вся жизнь, как бесконечный бег по кругу. По жизни лучше быть душистом. И женщину надо боготворить и уважать, потому что всё в жизни мужчины делается ради женщины. И что любая женщина прекрасна, уже потому, что она женщина. И низко над внешностью женщины смеяться. Ага. Конечно. А сама, когда мы в море на волнорезе стояли, на берег глянула, да как начнёт гоготать. Я спрашиваю, что? Она на берег смотрит, смеётся, и не говорит, что такое. Ну, я её за шею взял и слегка притопил. Она верещать начала, «что волосы намочешь». Волосы длинные, а феном не сушит, говорит, вредно. Я ей говорю, что ещё раз макну, если не скажет.  Она смеётся, и показывает на тётеньку на берегу. Тётенька, как бы мягче сказать, ну,  очень кругленькая. И попа тоже. И вот на этой попе, с большим трудом, цепляясь из последних сил за воздух, пытаются удержаться стринги. На эмблему «мерседеса» очень похоже. Мама говорит, что что-то ей подсказывает, что дама наша, русская. И точно, мы её потом в ресторане видели с подругой. На русском говорили.  Правда, это была единственная гастроль. Уже в следующий раз  на ней был красивый купальник в цветочек. И она стала похожа на большую красивую клумбу. А мама сказала, что вот, совсем другое дело.  Роскошная женщина, Венера Кустодиевская.
                        ПРО ТО, ЧТО  БЕЗ НАШИХ В ОТЕЛЯХ СКУШНО
      Шли мы с мамой раз на завтрак. У ресторана стайка аниматоров в хитонах, с венками на головах. Олимпийские игры, замутить решили. Приглашают поучаствовать. Мама спасибо сказала, улыбнулась, но участвовать не захотела. Сказала, что не в оптимальной форме для соревнований такого высокого уровня. После завтрака они и начали. А после ужина финишировали. А между ними наши отожгли. Играли наши с немцами в водное поло.  Наши орали, орали, «Россия, вперёд!» Ну, видно им это надоело. Решили пластинку сменить. Стали орать «Аллах акбар!» И так удачно! Ну, наши - то всё поняли, заржали.  А вот на европейцев смотреть грустно было. Все подобрались, как будто их водой облили, и стали подозрительно оглядываться. А нашим такая реакция очень понравилось. Вспомнили, наверное, девиз олимпийский, и орать стали чаще, громче и дружней.  Смех, крики, наши развлекаются. А эуропэйцы от каждого крика сдуваются и никнут. Но наши, как говорит Задорнов, меры не знают. И вот, после очередного рёва «Аллах акбар!», кто-то звонко, как пионер-герой выкрикнул «Воистину акбар!» Мама засмеялась, сказала, что валить пора, а то ещё какую-нибудь похабень придумают.  Дальше мы за той олимпиадой с балкона наблюдали.
                      ПРО ТО, ЧТО ХУДОЖНИКА ОБИДЕТЬ МОЖЕТ ВСЯКИЙ
              Красиво в Греции. Вот и я решил что-нибудь красивое сотворить.  Душа потребовала. Думал, думал. Решил инсталляцию сделать. Сейчас модно. А так как  момент творческого озарения меня в ванной застал, я голым задом к стеклянной стенке между ванной и комнатой приплюснулся, руки в стороны поставил, и маме  кричу, что вот мол, я инсталляцию сделал. Бери фотик, и щёлкни меня. А она не оценила, видно, никакого чувства прекрасного у неё нет. Говорит, что никакое это не искусство, и даже не инсталляция ни разу, а обыкновенная жолая гопа. Вот так все творческие порывы на корню и отрубают. А потом говорят, поколение пепси…
                        ПРО ТО, КАК МЫ НАШЛИ – ТАКИ ОСЛА РОДОССКОГО
               Следующим местом поиска осла у нас значилась долина бабочек. После марш-броска на Родос, девять километров до долины нам казались ерундой. А зря. До Родоса дорога идёт вдоль моря без резких подъёмов и спусков. Здесь же, практически сразу, как мы свернули  с основной дороги в сторону гор, начался подъём. Сначала уклон был слабый, но потом он стал забирать  вверх всё сильнее и сильнее. И наша весёленькая прогулка стала превращаться в упорную работу.  Слева и справа изредка попадались маленькие хуторки с большими садами и огородами. Вокруг одного дома мы увидели забор из здоровенных кактусов, с колючками страшенной длины. Дёшево и сердито. Карта у нас была, но заблудиться там трудно, так как часто стоят указатели «зоо-столько-то километров» или «долина бабочек- прямо». Вроде, добрались. Ферма, магазин с «настоящими греческими деликатесами: сыр, вино, мёд и масло.  Дегустация». Конюшня с парой лошадок. Думали, всё. А вот и нет. Ещё вверх. Вдоль дороги лежит толстая, как сытая анаконда труба. Наконец, увидели флаги. Запарковались у родного. Меня, как ребёнка обилетили. Тут мы промашку допустили. Кулёк корма за один еврик не купили. Очень пожалели. Надо было ещё морквы какой-нибудь прихватить. Для зверушек. Щенок там забавный ходит. Толсто-толстопузый, на широких лапках. В загончиках бродит банда страусов. Часть у сетки стоит, еды выпрашивает. Есть в отдельных камерах сидельцы. Судя по их свирепым мордам и минимальному количеству перьев, все сплошь бандиты-рецидивисты и нарушители режима. Эти к людям не подходят, корма не выпрашивают,  через сетку оскорбляют сородичей – плюются прицельно. Мама решила незлобных покормить. Собрала с земли крупные кукурузные зерна и руку им в загон сунула. Толпа к ней как ломанулась. Шеи длинные, моськи глуповато-потешные, глазки-блюдца с длиннющими ресничками. Все клюнуть хотят, мешают друг другу, съели мало, в основном всё рассыпали. Я тоже покормил. Щекотно. Пошли дальше, видим, вот он – осёл родосский. Да не один, а целых три: два и один запасной. Попой к зрителям, мордой в тень. Цель достигнута. Существуют они, мифические и загадочные, древние, но хорошо сохранившиеся, как и сам город Родос.
      Животинки в том зоопарке много, разной. Три кабана– поросёнка- переростка, чистеньких, с блестящими отшлифованными пятаками. Не повезло вам, ребята, с местом рождения. Есть такая таинственная страна, Россия называется, там грязи-и-и…  А в вашей Греции, не порыть толком, не поваляться, камни да камни. Дикообраз спящий. Олени полусонные. Скунса мы решили не будить. Обезьяна, молодец, точила добытый где-то персик. Утки с лебедями, павлины, эти были скушными. Порадовал верблюд. Точнее кэмелов было два. И это были настоящие звёзды этого шапито. Они не унижались  выклянчиванием еды, нет. Они спокойно ждали, когда к клетке кто-нибудь подойдёт, и просто открывали рот. Пасть была огромной, как шахта лифта, и вот прямо туда народ пригоршнями, как лопатой закидывал корм. Прожевав, они повторяли этот номер ещё много раз. Народ смеялся и снимал видео. Ещё там была лама. Лама была красавицей. Ей тоже делать ничего не надо было, только хлопать своими глазками и поворачиваться влево, вправо своими белоснежно-кофейными бочками. Ну, и получать еду. С фермы мы поехали в долину бабочек. Они рядом. Дорога упорно лезла в гору и сильно петляла.
              После очередного поворота, мы увидели на дороге солдата с флажком. Мама ему помахала, он – нам, немного, так как стоял на посту. Наверное. Слева были накатанные дороги, уходившие в горы. Там народ на квадроциклах рассекает. Проехали ещё немного. Справа обнаружилась военная база, сетчатый заборчик с весёленькой колючей проволокой и грозной надписью «Не приближаться!»  Дорога совсем закрутилась, машин было мало,  и мы нарушали правила дорожного движения, двигаясь по ней по прямой, с одной обочины  на другую. Рядом с дорогой растут странные растения: высокую ножку облепили круглые красные шарики. Мы их сфоткали и, наверное, надышались. Потому что после этих цветочков у нас случился  глюк: в лесу мы увидели ванну. Настоящую такую ванну, слегка пошарпанную, с краном и шлангом. Мы остановились, поморгали. Ванна не исчезала. Мама сказал: «Сюр…»  Правда, потом мы поняли, что это местный способ борьбы с пожарами.
             Я вырвался вперёд, и проскочил первый въезд в долину. Их там, оказывается два: верхний и нижний. Мама въехала с нижнего, искала меня и очень нервничала.  До меня дошло, что я уехал далеко,  вернулся, получил от неё, и мы наконец-то пошли смотреть баттерфляек. Девочке-билетёру мы честно сказали, что мне 13 лет, но она всё равно продала мне билетик как ребёнку, за 5 Э. Идти надо было как у Брэдбери, строго по тропе вдоль ручья и не разговаривать громко – висел плакат на пяти языках. Наши туристы, даже дети общались размашистым языком жестов. Итальянцы поголовно были неграмотными. От их гомона закладывало уши. Мы шли, над водой кружилось с десяток небольших оранжевых бабочек. Сначала нас это разочаровало. Мы ожидали большего, например, цветастые живые тучки, плавно парящие в воздухе. Нету. Там такого не делают. Потом я увидел, как один дяденька показывал своей даме на камень. Я пригляделся и обалдел. Весь огромный валун был сплошь покрыт бабочками. Увидеть их можно было только приглядевшись. От невнимательного взгляда, как и в большинстве случаев, ускользало самое  интересное. Крылышки этих бабочки с одной стороны оранжевые. С другой -  серенькие,  с желтоватой линией, похожей на веточку. И когда на камне их сидит великое множество, то эти веточки образуют объёмный ковер с рисунком. На качественной оптике получаются очень хорошие снимки. Обидно, что многие люди проходят и не видят такого чуда. Если перейти через дорогу, можно попасть на вторую половину долины. Там есть источник, купаясь в котором можно избавиться от грехов.                                                                                                           Если вверх мы ехали долго, то обратно спустились очень быстро. Даже к обеду в отель вернуться успели. Вот только у мамы шляпа упала, и ей пришлось тормозить, останавливаться, чтобы её подобрать. Она расстроилась, говорила, что такой спуск ей испортили. По дороге нам смешной дедушка попался. Он ехал на мопеде, в руке бутылка с водой. И этой бутылкой он маме отсалютовал. А у неё бутылки не было, пришлось ей рукой ему махать.
                                                       ПРО ГРУСТНОЕ
            Вдоль дороги попадается много сбитых кошек. Был даже один ёжик. Его было особенно жалко. Мама сказала,  что как представит, как он своими маленькими короткими лапками пытался убежать, но не смог, очень грустно становится.
                                          ПРО НЮАНС НАШЕГО ОТЕЛЯ
                 Нюанс простой – близость к аэропорту. Не зря мама хотела глиссаду посмотреть.  А взлётка проходит,  аккурат,  над нашим пляжем. Народ с интересом наблюдает и гадает, кто  летит. Шум есть, но ночью они не летают, в  одиннадцать, начале  двенадцатого перестают. Утром начинают, примерно с половины восьмого, с восьми. Особо их не замечаешь, но если человек совсем нервный, то может лучше в другой отель?
                         ПРО МАМИНУ СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ОШИБКУ
                Мама взяла из дома гель для  душа. Я его решил совместить с гидромассажной ванной. Получилась классная пена. Я решил усложнить эксперимент, надел маску для ныряния и трубку. Получилось здорово. Пена поднялась над краем ванны почти на метр. Я позвал маму, чтобы она посмотрела. Может  у меня через трубку голос какой-то не такой стал, потому что она с таким топотом в ванную ворвалась! И меня, наверное, в пене не увидела. В эту пену чуть не по пояс влезла, меня там руками шарить стала, и, главное громко так кричит: «Саша, Саша»! Нащупала меня на дне, вырвала из этой пены. Мокрая вся, злая. Да я не хотел её пугать, думал, что она посмеётся, а она испугалась. Не разговаривала со мной.
                                       ПРО  ОХОТУ НА ПОДАРКИ
            В Фелиримосе мы закупались в большом магазине. От нашего отеля сели на автобус (главное, не садиться в тот, который всего лишь до аэропорта идёт). Заплатили 1.85 Э  и погнали. Тот магазинчик мы заприметили, когда в Родос не великах гоняли. Как он назывался, мы не помнили, помнили, только. Что он большой и зелёный. Только на великах - где хочешь, там и остановишься, а на автобусе – это уж нет. Мы решили спросить про магазин у водителя. Он сказал, что объявит. Мы ехали, ехали, думали, что он забыл. И вышли. Вышли, как оказалось рановато. Но это оказалось кстати. Оказались мы у «Карфула». Раньше мы такого зверя и не знали, но он нам понравился тем, что там почти все товары были 2 по цене 1 или 3 по цене 1. Ух, мы там и поживились. Вот только с крепким алкоголем там облом. Пошли дальше, груженые, как верблюды. А вот и он, наш большой и зелёный, только дорогу с риском для жизни перейти. На стоянке мотики с багажниками стоят, на багажниках сумки с вещами. Хозяева в магазине. Мы бы тоже сумки на багажнике оставили, да нет у нас ни багажников, ни великов. А сумкохранлок в шопчике и нет! Попросили  охранника у окошка бросить. Нагребли всяких греческих вкусняшек, литрушек с маслом – пять бутылок. В алкоотделе мама нашла ликёр «Скиатос», на том же островке сделанный. Из коры дерева мастика. Стала этикетку читать, и ну, хихикать. Этот ликёр, оказывается, как было написано, холестерин и давление снижает. Обоим дедам взяли, тёте Наташе, преподавателю в музыкалке и тёте Аниному папе – после студентов лечиться.  Вышли из шопчика, дождались автобуса в Теологис. А шофёр нам говорит: » Куда вы делись, я только хотел объявить, что вам на следующей, а вы ушли». Мама посмотрела, узнала его, это вы, говорит. Тот же водитель, что нас сюда вёз. А он, наверное, специально для нас все остановки до отеля объявлял, что бы мы опять не потерялись. Мы ещё в округе шопчики почистили. Купили классные, со смешными подписями календари с ослами, магниты с ними же. Рядом с отелем, налево, керамическая фабрика. Там тоже поживится сувенирами можно. Когда мы папе его бутылочку привезли, он на неё долго смотрел, а потом спросил:» Вы её, что, из минибара спёрли»? Мама сказала, что никакого минибара у нас не было, в магазине купили. И стала в шкаф убирать литрушки «Скиатоса» для дедов. А папа увидел, и сказал, что вот значит как, кому-то, значит, литрами, а кому-то гомеопатию? А мама сказала, что не надо драм, всё равно вместе вылакаете. А папа сказал, что с вашей семейкой, пожалуй, вылакаешь,  он как истый пролетарий, а у вас там у всех 58 статья на лбу пропечатана, а у кого и по две. А мама сказала, что такой статьи уже лет сто, как нет. Папа сказал, а люди-то  остались. Мама рукой махнула, что хватит, мол. И пей, что привезли.
 
                            ПРО ТО, ЧТО ДАЖЕ НЕ ЗНАЮ, КАК НАЗВАТЬ
   В вечер перед отъездом я решил напоследок погидромассажиться. Поплавал, бац, пробка не вытаскивается. Я и эдак, я и так. Она никак. Вылез, маму на помощь позвал. Бесполезно. Ни ножницами не поддеть, никакого штыря, как в раковине нет. На ресепшн звонить постеснялись. Положение дурацкое, время идёт, вода в ванной стоит. Мы уже нервничать начали. Мама особенно. Стоит перед ванной, с пробкой ругается. Говорит, что был бы у неё вантуз, она бы ей показала, кто здесь альфа-лидер. Ага, села на краешек, бумажечку взяла, а там на трёх языках: «Дорогие гости…» Она говорит, что таким гостям морды надо арбузАми разбивать. Я засмеялся, ну, говорю, мам, ты уж совсем. А она, говорит это не я, это Зощенко. Попробовала стаканом черпать. Ага, ещё триста девяносто два ведра и мы у цели. «Сашка, - говорит. - А ну, геть из пакета подарки, а пакет тащи сюда». И стали мы воду пакетом черпать. Мама – главный черпальщик, воду из пакета в раковину льёт. Я – помощник главного черпальщика – за потоком воды в стоке на полу слежу. Как только сток начинает захлёбываться, команду на паузу даю. Очень быстро мы от воды избавились. А пробка так и осталась в ванной торчать. Кажется, начинаю догадываться, почему папа говорит, что мы с мамой парочка клоунов. Так что, если вам достался номер 510 с пробкой в ванной, вы уже знаете, кто нахулиганил.
                   ПРО ТО, КАК ОТПУСК НАЧНЁТСЯ, ТАК ОН И ЗАКОНЧИТСЯ                                                    
                                                       (примета такая)

              По дороге в аэропорт гид сказала, что у нас будут завешивать ручную кладь, и весить она должна не более 8 кило. У мамы случился приступ паники. Мы, как всегда,  очень гружеными ехали. Чемоданы по весу чуть меньше 20 кило оказались. А вот паспорта наши, пограничная тётя(!) куда-то понесла. Мама сказала, что всё, в отеле пробку обнаружили. Сейчас нас судить  будут. Не было пограничницы минут десять. Появилась, отдала нам билеты с паспортами.  Таможенный дядька ни завешивать ничего не стал, ни литры вывозимого нами масла считать.  Не царское это дело. Русская семья разбила бутылку вина внутри чемодана. Маме их было очень жалко, потому что отстирать красное вино – крайне сложно. В дьютике мы помародёрничали совсем чуть-чуть, деньги кончились. Мама посмотрела на билеты и радостно сказала, что теперь-то она точно у окошечка полетит. Про злобную птичку забыла. В самолёте стюардесса сказала, что мы летим на верхней палубе. Мама с ней не соглашалась, говорила, что мы в экономе летим. Но посадили нас именно на вторую палубу, и опять не у окна. Мы сели, выковыряли из попы наушники, заботливо положенные на сиденья стюардессами, и пока не взлетели, мама всё беспокоилась, что нас пересадят. Как только в Шарике приземлились, и мама включила телефон,  чтобы сказать папе, что мы прилетели, ей тут же начали звонить с работы, как будто ждали. Она сначала засмеялась, что вот мол, скушно им без меня работать, но потом грустная стала, сказала, что чувствует, что отпуск её кончился. И точно, из отпуска её отозвали уже на следующий день.
                                                    ФИНИШНАЯ
     Мама сказала, что она безнадёжно больна Грецией. Я, наверное, тоже. Но Греция 2010 и Греция 2012 – это, как мне показалось, две немного разные Греции. Если Кос в десятом году показался мне похожим на красивую машинку-кабриолет, беззаботно катящий по дороге, насвистывающий какую-то мелодийку, машущий рукой друзьям и знакомым, то Родос 12 – небольшой грузовичок-трудяга, доверху набитый арбузами. Такие во множестве бегают по дорогам Родоса. Он молчалив и слегка погружен в себя. Много заброшенных ресторанчиков, магазинчиков. Повсюду вывески- «полетайки» - объявления о продаже домиков, кафешек. Чуть нарушенное течение привычной жизни, как сказала мама. Но всё равно, дух Греции несломлен и неистребим. Значит, будь здорова, Греция, жди нас!
Подписаться на автора
Греция. Индивидуальные туры
Греция. Индивидуальные туры
Ранее бронирование. Престижные отели 5*. Сложные и срочные туры.  
Крит, Корфу, Родос, Халкидики. Расчет тура on-line. Сервис класса VIP.
Персональные экскурсии.  Отдых с детьми.
Эксклюзивные SPA-центры. СОДИС - 30 лет безупречной работы.
+7 (495) 933-55-33, 8-800-700-25-33 www.sodis.ru 
Начинаем лето с роскошных цен!
Ambotis Holidays предлагает отправить туриста наслаждаться отдыхом
на вечнозеленых Халкидиках по системе «все включено».
Когда? 2 июня 2019 года.
Перелет: а/к UTair, Москва-Халкидики.
Стоимость: от 38 367 руб./чел. за 7 ночей 1/2dbl
Ambotis Holidays, 8 800 333 00 40, https://ambotis.ru/
В начало страницы
Эксперты
по туризму
рядом с Вами
Найти эксперта
Мария
Мария +7(495) 233 5243
Anex Tour Белорусская
Маяковская
Перезвоните мне
Демина Татьяна
Демина Татьяна +7(499) 261 8210
Мондиаль-Тур
Красные Ворота
Перезвоните мне
Анастасия
Анастасия +7(495) 233 5243
Anex Tour Белорусская
Белорусская
Перезвоните мне
Надежда
Надежда +7(495) 233 5243
Anex Tour Белорусская
Новослободская
Перезвоните мне
Дюкова Юлия
Дюкова Юлия +7(499) 261 8210
Мондиаль-Тур
Красные Ворота
Перезвоните мне
Игнатова Светлана
Игнатова Светлана +7(499) 261 8210
Мондиаль-тур
Красные Ворота
Перезвоните мне